ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
 СВЕЖИЙ N
 АРХИВ
 ПОИСК
 О ЖУРНАЛЕ
 ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ
 ПОДПИСКА
       
ГОРОДСКАЯ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ:
01:42:51 11-08-2007
Новые телефоны редакции журнала "Город" - (812) 702-80-56, (812)717-22-88, (812) 717-24-88.
Новый адрес редакции: Санкт-Петербург, Невский пр., 132-16. ...
Читать
15:49:09 14-05-2007
Hа должность главы Контрольно-счетной палаты Петербурга претендуют четыре кандидата
Бюджетно-финансовый комитет (БФК) парламента Петербурга на заседании в понедельник включил в бюллетень для голосования на должность главы Контрольно-счетной палаты четыре кандидатуры. Как говорится ...
Читать
15:46:52 14-05-2007
Вчера в Петербурге открылся первый в России Польский дом
Как передает корреспондент "Интерфакса", в церемонии приняли участие супруги президентов РФ и Польши Людмила Путина и Мария Качиньская. Кроме того, в церемонии приняли участие губернатор Петербурга ...
Читать
15:52:44 22-03-2007
Псковские единороссы хотят делегировать в Совет Федерации Наталью Черкесову
Псковские единороссы намерены делегировать в Совет Федерации жену главы Госнаркоконтроля Виктора Черкесова Наталью, которая в настоящее время возглавляет информационное агентство "Росбалт". Как пишет ...
Читать
18:36:39 15-03-2007
Оксана Дмитриева отказалась от мандата депутата ЗакСа
Депутат Госдумы Оксана Дмитриева, которая входила в первую тройку "Справедливой России" на выборах в петербургский ЗакС, написала в Горизбирком заявление о сложении мандата депутата ЗакСа. После ...
Читать
 
 
 ТЕРРИТОРИЯ 
Пьедесталы выше побед
кому и зачем ставили памятники в Петербурге в 2006 году
Несмотря на то что в течение 2006 года новые памятники и декоративные скульптуры описывались неоднократно (см. "Город", 2006, No 14, 16, 22, 25, 33, 44), есть смысл в обобщающей статье, позволяющей дать интегральную оценку, подвести итоги количественные и качественные, выявить тенденции. Количественная сторона радует: установлено только 16 памятников и 39 декоративных скульптур, 25 из которых приходится на территорию Константиновского дворца, где установка была вызвана бурной подготовкой к саммиту G8, а 8 украсили фасад третьей сцены Мариинского театра. И если их не учитывать, то получается всего 22 объекта, из которых семь находятся на закрытых территориях. Для сравнения: в 2003 г. в Петербурге поставили 85 объектов, в 2004 г. -- более 25, в 2005-м -- более 40.

Если же говорить о художественном качестве, то итоги катастрофические. Нет прорывов, есть провалы (Петр I, Ахматова). Скульптура практически перестала быть видом искусства, а стала чисто знаковой. Памятник Петру -- знак Петра, памятник Ахматовой -- знак Ахматовой (четвертый по счету), художественной выразительностью (постановка фигуры в пространстве, поза, жест, движение, выбор пропорций и т.д.) они не обладают.
Три портретных бюста на Аллее почетных докторов в ГУПе и особенно восемь бюстов на фасаде Концертного зала Мариинского театра (на высоте пятиэтажного дома) также означают, что сделаны портреты определенных канонизированных лиц с той или иной степенью сходства. Главная функция семиотическая -- принадлежность к канону.
Бюсты композиторов -- это та же Аллея Героев, только перенесенная на крышу. Четыре бюста стоят на крыше, еще четыре -- на карнизе над трехэтажным эркером. Бюсты сделаны из прозрачной пластмассы (высота 150 см) в расчете на декоративную подсветку в темное время суток. Но ни в светлое, ни в темное время деталей этих бюстов не разглядеть: они стоят на высоте шестиэтажного дома. На крыше между бюстами расположена гигантская лира, а над эркером -- рельефный фриз из металла с изображениями труб и лавровых ветвей, на фоне которого и поставлены бюсты. В целом все это производит впечатление нагромождения: оформление явно избыточно, крайне банально и по стилю относится к кичу. Кстати, Концертный зал открылся 29 ноября 2006 г., концерт был маркирован присутствием Путина. Но бюстов и лиры Путин видеть не мог: их успели сделать и установить только в самом конце года. Путину опять повезло.


Пропорция

В норме число памятников, устанавливаемых в Петербурге, должно быть не более 2 -- 3 в год, при этом оригинальных (но именно оригинальных!) декоративных скульптур может быть на порядок больше, 20 -- 30. При таком количестве ситуация не выходила бы из-под эстетического контроля, и можно было бы надеяться на то, что эти памятники представляли бы собой нечто интересное в пластическом отношении. А городская среда, в том числе сады и парки, а также периферия города, так называемые новые районы, наполнялась бы изделиями декоративно-прикладного искусства.
Между прочим, в 1980-е годы существовал порядок, согласно которому 2% от стоимости строительных работ отводилось на художественно-декоративное оформление. Именно благодаря этому появились, например, композиции "Бегущие дети" (1986 г., около ст. метро "Пионерская) и "Сказки детства" (1989 г., пр. Королева). Сейчас строительство ведется интенсивно, но на художественно-декоративное оформление не отводится ничего. И дело тут, естественно, не в недостатке финансов, а в утрате культуры. Поэтому у нас нормальная пропорция нарушена, памятников ставят гораздо больше, чем нужно.

Лишние памятники

Если проанализировать установленные 16 памятников и памятных знаков, то мы увидим следующую картину. Памятный знак Ахматовой в Шереметевском саду, памятники Петру I, А. Собчаку, Э. Эйхвальду и Г. Тукаю, бюсты Б. Эйфмана, М. М. Боброва и Д. Лихачева на Аллее славы, воспроизводящей "древнесоветскую" форму Аллеи дважды героев, а также бюст императрицы Марии Федоровны по разным причинам вообще не заслуживали того, чтобы их устанавливали. Хотя бы потому, что все они нужны были только начальству, для которого установка памятника -- непременная часть того или иного ритуала. Одни неполноценны в эстетическом отношении, другие лишены художественных свойств, как и положено объектам соцреализма, избегающего художественных приемов вообще.
Памятник Тукаю в Петербурге убог и абсурден, бюст Марии Федоровны -- любительская поделка, удачно поданная в виде подарка (то есть без требования гонорара) "на злобу дня", Эйхвальд памятника вообще не заслужил, а памятник Собчаку, во-первых, поставлен исключительно в угоду политической конъюнктуре, подлинное же значение Собчака отнюдь не таково, чтобы ему был поставлен памятник в Петербурге; во-вторых, объект очень похож на надгробный памятник работы того же автора на Никольском кладбище Александро-Невской лавры и потому выглядит как "второе надгробие", но только внедренное в городскую среду (откуда, видимо, и надпись: "На Васильевский остров я приду умирать..."). Кстати, установка памятного знака Старовойтовой -- тоже результат политической конъюнктуры, однако он нагружен многообразной символикой -- прежде всего убитых надежд на демократию, и в этом смысле необходим как единственный символ такого рода.
Определенно не имело смысла ставить "самоделки" вроде памятника пожарным на территории Университета противопожарной службы (воспроизведена примитивная форма советского военного мемориала), памятного знака морякам-героям Цусимы и мемориала "Холм славы". Все это такие примитивы, что открывать сейчас их просто позорно. Но именно за примитивность и штампы начальство такие штуки и любит. Таким образом 12 из 16 памятников и памятных знаков вообще являются "лишними".

Размножение

Кстати, памятник Петру I работы Церетели -- курьезный образец кича. Для кича же характерна установка копий, лишающая объект уникальности, размножение даже не приема, а непосредственно объекта. Поэтому статуя Петра, в Петербурге ставшая памятником, установлена и в Москве -- в ряду других "ассортиментных" статуй, стоящих на тротуаре возле дома-музея "Творческая мастерская художника Зураба Церетели". Аналогичная история произошла и с памятником И. Шувалову: почти точную копию объекта, открытого в Петербурге в 2003 г., 25 января 2005 г. открыли и в Москве к 250-летию Московского государственного университета. Различие заключено только в том, что московский Шувалов в левой руке держит свиток указа об учреждении университета, а петербургский не держит ничего. Но зачем Петербургу объекты, которые автор продолжает тиражировать и ставить где придется?
Статуи и бюсты, установленные в Константиновском парке, также являются повторениями уже известных скульптур из Летнего сада и пригородных музеев-заповедников.
Поскольку принципы кича заразительны, бюст императрицы Марии Федоровны был, как продукт ширпотреба, размножен в трех экземплярах и в течение двух дней установлен в трех местах: в Петергофе, в гостинице "Маршал" и в Военном инженерно-техническом университете. Между прочим, и памятник Ахматовой работы Г. В. Додоновой 18 декабря 2006 г. открыли на наб. Робеспьера, а спустя неделю, 26 декабря, во внутреннем помещении тюрьмы "Кресты" торжественно открыли еще и гипсовый оригинал, с которого производилась отливка.
Можно напомнить, как в 2005 г. в связи с первым празднованием Дня народного единства 4 ноября в Нижнем Новгороде была установлена уменьшенная копия московского памятника Минину и Пожарскому. Для современной культуры уникальность объектов уже не значит ничего, все готово превратиться в предмет ширпотреба.

Холм славы

Холм славы, посвященный 65-летию первого кронштадтского десанта (5 октября 1941 г. кронштадтские моряки десантировались сразу в нескольких местах побережья залива). С одной стороны, самодельный памятник, созданный сотрудниками яхт-клуба "Балтиец" по велению души, напоминает о том, что городским властям давно следовало бы установить нормальный мемориальный объект. С другой стороны, несмотря на то что это явная "самоделка", объект интересен невольно проявившимся мифологизмом мышления. В состав памятника входят гранитный валун, якоря, деревянный крест, ограждение из якорных цепей (см. фото). В композиции центральное место занимает обтесанный в форме архаического стола гранитный камень. "Стол имеет свой культ, и ему воздаются божеские почести. Так же священен и алтарь... Пребывание на столе означает обожествление, победу жизни над смертью; на специальных агонистических столах лежат венки, которыми награждают победителей" (Фрейденберг О. М. Поэтика сюжета и жанра. М., 1997). Образ алтаря сочетается с православным крестом и якорями -- не только морскими атрибутами, но и библейским образом надежды (Евр 6, 19); специфическим библейским топосом является и "холм" (ср. 1 Цар 10, 5).
Коль скоро речь зашла о мифологизме мышления, нельзя не вспомнить про Аллею почетных докторов ГУПа. Именно на таких закрытых территориях заметнее всего архаический смысл памятников, а особенно бюстов: это образ храмового стола -- престола -- алтаря с тотемом-вожаком на нем, представленным отрезанной головой (Фрейденберг О. М. Поэтика сюжета и жанра). Отрезанные головы тотемов-вожаков и составляют Аллею почетных докторов ГУПа.
Это одно из самых мифологичных мест в городе, и вполне закономерно, что оно находится на закрытой и охраняемой территории: в капище любой посторонний с улицы заходить не должен, только посвященные. Аналогичные по культурному генезису головы тотемов-вожаков украшают фасад третьей сцены Мариинского театра.

Эйхвальд

Эйхвальд Эдуард Эдуардович (1837 -- 1889), известный терапевт, автор учебника "Общая терапия", выдержавшего в 1869 -- 1882 гг. пять изданий, с 1866 г. адъюнкт-профессор по кафедре общей терапии Медико-хирургической академии и личный доктор великой княгини Елены Павловны, с 1875 г. ординарный профессор по кафедре общей терапии и заведующий госпитальной клиникой. По инициативе Елены Павловны и отчасти на ее пожертвования основал Санкт-Петербургский клинический институт ее имени, первый директор института, открытого 21 мая 1875 г. Задача института определялась так: способствовать врачам усовершенствоваться в важнейших отраслях медицинских наук.
Возникает закономерный вопрос: а нужно ли было вообще устанавливать полуфигуру личного доктора великой княгини в саду бывшего клинического института, ныне МАПО? Мало ли таких личностей? Вот, скажем, есть памятник Пирогову, и это правильно, а более мелким персонам посвящать монументы глупо. Потому что памятники надо ставить только тем, кого знают все, а тем, кто известен ограниченным группам (социальным, профессиональным), вешают мемориальные доски. И даже если Эйхвальду памятник поставить, его не будет знать практически никто (ср. с Неллиганом или Каподистрией). Кстати, поставлен объект без разрешения городской власти, просто так.
Но проблема заключена не только в исторической оправданности, но и в отсутствии портретного сходства. Кстати, это уже вторая работа Дегтярева для сада: первой был бюст самой великой княгини, для которого основой послужили мраморные оригиналы, сделанные с натуры и хранящиеся в Русском музее. Скульптор и бронзовый бюст Елены Павловны закодировал под мрамор, то есть в результате копирования мраморного прототипа бюст оказался "зализанным", лишенным деталей, маловыразительным. И в том же стиле Дегтярев изобразил в бронзе Эйхвальда, отказавшись от тех выразительных возможностей, которые бронза предоставляет. В результате полуфигуру следует признать неудачной.
Оставшиеся четыре объекта в принципе не вызывают сомнений в целесообразности установки. Особенно это касается памятного креста новгородцам, погибшим от сталинских репрессий, на Левашовском кладбище, памятного знака Старовойтовой и, как ни странно, памятника Ленину.


Открытие памятника Ленину как "несобытие"

6 апреля 2004 г. памятник Ленину (1960, скульптор З. И. Азгур, архитекторы Е. А. Левинсон и О. Б. Голынкин), стоявший на бывшей Соборной пл. города Пушкина, был сброшен с постамента и разбился на части. Между прочим, этот объект входил под номером 2761 в список памятников истории и культуры Санкт-Петербурга, состоящих под государственной охраной.
Причастность клерикалов к акту вандализма сомнения не вызывала (церковь и "прицерковленная" публика давно протестовали против памятника Ленину, поставленного на фундаменте снесенного собора Святой Екатерины; в 1995 году, 5 февраля, рядом с памятником Ленину был демонстративно воздвигнут гигантский поклонно-памятный крест -- коммунисты тогда пытались протестовать, но тщетно). Однако следствие, как и предполагалось, виновных не нашло. Памятник упал как бы сам (все подробности см.: "Город", 2004, No 17).
Вместе с тем было решено памятник восстановить, чтобы соблюсти идеологический баланс. Правда, охраняемую, но разбитую на куски статую оставили лежать на складе разбитой, а поставили совсем другую статую Ленина. И в другом месте.
Монумент, который открыли в Пушкине в день 89-й годовщины Октябрьской революции, так же, как и разбитый, остался от того времени, когда, по остроумному определению скульптора Г. Ястребенецкого, "уже никто не спрашивал, кому делается памятник. Кому -- было и так ясно, спрашивали только, для какого города". Этот был сделан для Таврического сада, который был переименован в "Городской детский парк", своим чередом был демонтирован 21 июля 2000 г. и хранился в фондах Музея городской скульптуры. Известен также тем, что по этой модели Пинчук создал памятник Ленину для Красноярска.
Место новой установки в Пушкине не случайно: здесь находился дом, в котором 2 апреля 1895 г. Ленин провел совещание группы петербургских социал-демократов. Любопытно, что памятник 7 ноября открыли тишайшим образом: ни телевидение, ни какая-либо из городских газет об этом событии не сообщили даже постфактум. Это уже "несобытие".

Ахматова на площади и в тюрьме

Памятник Ахматовой -- объект самый интересный с точки зрения того, как у нас вообще относятся к памятникам. У нас доминирует концепция, в основе которой лежит установка на экстенсивный рост: чем памятников больше, тем лучше, художественный же итог неважен. Поэтому все газеты решительно одобрили установку памятника, проигноривав как неудовлетворительное место установки (не только крыша подземного паркинга, но и паркинг наземный, то есть загромождение пространства вокруг памятника автомобилями), так и явное несоответствие статуи тому контексту, который подразумевался: "Кресты", поэма "Реквием" (1935 -- 1938), тема репрессий тридцатых годов, поэтическое завещание Ахматовой ("здесь, где стояла я триста часов").
Что толку спорить о том, где Ахматова завещала ставить памятник, если сам памятник изображает 25-летнюю Ахматову периода "Четок" (1914) -- оттого и четки в руке, -- в то время как Ахматовой в пору стояния в тюремных очередях было 46 -- 49 лет. Статуя же смещена назад, в Серебряный век, и это несоответствие делает памятник абсурдным еще и с этой точки зрения. Совершенно очевидно, что поставить его надо на пленэре, в царскосельском парке, без этого нелепого постамента и автомобильного окружения. Со временем тюрьму из старого здания на Арсенальной набережной уберут, и тогда перемещение памятника будет неизбежным, так как он лишится даже этой смысловой опоры.
Кстати, абсурд еще и был усилен помещением статуи 25-летней Ахматовой внутрь тюрьмы -- там установили и даже торжественно открыли гипсовый оригинал работы Додоновой. Объяснение этому есть: обычно после смерти скульптора новый хозяин мастерской все гипсовые работы безжалостно выбрасывает на свалку, и Додонова решила таким образом "пристроить" оригинал в "хорошие руки". В итоге возник необычный объект: "Ахматова-пожизненно заключенная". При жизни она в тюрьме не сидела -- пусть посидит после смерти*. Ахматова стала украшением тюрьмы, у которой она когда-то стояла в очередях. Вышел "прикол" в стиле фантазий В. Сорокина из "Голубого сала" (1999).

* Кстати, спонсор памятника Ахматовой -- Ю. Ю. Жорно (его фамилия выбита на тыльной стороне основания постамента) был в свое время помощником заместителя председателя ЗакСа В. Новоселова, в феврале 1998 г. был арестован по обвинению в коммерческом подкупе (ст. 204 УК РФ), провел в тюрьме восемь месяцев, потом был отпущен. Поэтому Жорно хотел, чтобы на постаменте появилась надпись: "Матерям узников "Крестов"". Но это запретили.


Декоративная скульптура. Три проблемы

В связи с декоративной скульптурой актуальны три проблемы. Первая связана с оппозицией центр -- периферия: как правило, все стремятся поставить объект в центре города и почти никто не хочет украшать новостройки. И именно минувший год дал два любопытных примера децентрализации.
Вторая проблема связана с оригинальностью объектов: сейчас распространена установка предметов магазинного ассортимента взамен авторских вещей. Характерный пример -- оформление внутреннего пространства делового мегаполиса "Гайот" (ул. Профессора Попова, 23). "Гайот" расположен на территории, в советское время занятой секретным Ижевским механическим заводом (затем в этих зданиях размещалось ОАО "Экспериментальный мебельный комбинат "Турист""). Установленные здесь в 2004 г. объекты -- готовые изделия, фонтаны с гламурными женскими фигурами -- приобретены в магазине. На бывшей заводской территории, несмотря на произведенный ремонт фасадов и плиточное мощение, эти фонтаны "под Бернини" выглядят совершенно неуместно. Тенденция же эта очень опасна, потому что ведет к смерти авторской декоративной скульптуры. Между тем в мастерских скульпторов есть множество оригинальных и остроумно сделанных работ, которые были бы куда более уместны на бывшей заводской территории -- например, "креативные вещи" А. Ю. Добровольского (реальный объект трансформируется до момента проявления в форме образа другого предмета, после чего этот "кентавр" фиксируется; например "якорь & человек" или "молоток & баран) или работы Ф. П. Крушельницкого (например, серия "Фигуристы" или "Похороны броневика "Враг капитала""). Это вещи и предметные, но деформированные, и абстрактные, представляющие чистую игру форм.
Однако тут возникает третья проблема -- признание только фигуративного искусства. Условная форма, деформация натурального объекта, трехмерная абстракция -- все это фактически табуировано, а реально признается только "жизнеподобие". Потому что только оно понятно. Такова традиция эстетического консерватизма, берущая начало в советские времена, когда единственным заказчиком и контролером было партийное руководство. Эти вкусы у нас стабилизировались навсегда. Как писал А. Белинков в знаменитой книге, "социалистический реализм это искусство, которое понятно и нравится руководителям партии и правительства в периоды между пленумами по идеологическим вопросам".

Слоны и Кенгуру

Минувший год дал два примера создания декоративной скульптуры именно на безликой периферии города. Композиция "Слоны" (гранит) установлена около дома, построенного ЗАО "М-Индустрия" -- фирмой, которая стремится украшать свои дома необычными объектами. Кенгуру (искусственный камень) -- плод усилий совета муниципального образования "Гражданка". Возле входа в математическую гимназию появился фантастический кенгуру с крыльями и детенышем в сумке. "Наша гимназия, -- объяснила директор, -- славится высоким уровнем подготовки по математике, а международный математический конкурс "Кенгуру" не оставил шансов ни одному другому персонажу занять пьедестал у нашей гимназии". Очевидно, что никакой абстракции или деформации натуральной формы ни ЗАО "М-Индустрия", ни администрация гимназии не поняло бы и не потерпело. Но и простой декоративный анимализм, пусть и "жизнеподобный", да еще на периферии города -- уже значительный прогресс.

"Водовоз"

"Водовоз" из Кронштадта тематически повторяет "Водовоза", установленного около Водонапорной башни на Шпалерной ул. (на территории Главной водопроводной станции). В Кронштадте есть своя водонапорная башня, где открыли Исторический архитектурно-художественный музей Кронштадта (Ленинградская ул., 2б), а так как в этом участвовал "Водоканал", то возникла идея установить "Водовоза" и здесь.
"Водоканал" организовал конкурс, поступило около 30 предложений, победил скульптор Ф. П. Крушельницкий. Причем первоначально он предлагал установить "Водовоза", выполненного в условной манере, и в течение девяти месяцев пытался убедить заказчика в правильности такого решения (см. фото). Однако в итоге консерватизм вкусов победил, и скульптору было ультимативно предложено сделать натуралистический объект. В противном случае с ним расторгали отношения. Объект должен быть не только фигуративным, но еще и с натуралистическим сходством. Начальство воспитано в корпоративной начальственной ненависти к художественной условности, воспитано на соцреализме -- и именно это по-прежнему определяет вид наших памятников и декоративных объектов.
Около гимназии может стоять кенгуру -- пусть и с крыльями, но вполне "похоже". Главное, чтобы ничего абстрактного, ничего условного. Детей тоже надо приучать к соцреализму.

Кстати

Святой Андрей. "Время, назад!"

Другой иллюстрацией, еще более выразительной, является история конкурса проектов памятника Андрею Первозванному. В качестве протеста против диктата Градостроительного совета, утвердившего в 1996 г. проект памятника к 300-летию Российского флота работы М. Аникушина, был организован общественный открытый конкурс проектов памятника Св. Андрею, покровителю флота. Тогда же, в 1996 г., победил проект В. Чеботаря и В. Мельникова "Андрей Первозванный на небесной ладье" -- демонстративная деформация традиционной фигуры.
Проект, на самом деле оригинальный и неожиданный, представлял Андрея Первозванного на ладье с парусом и мачтой, причем фигура имела сквозные вырезы, и в зависимости от ракурса мачта могла интерпретироваться как крест, а парус -- как плащ. Одно при смене ракурса превращалось в другое. Установка предполагалась на правом берегу Невы напротив Смольного монастыря, около устья р. Б. Охта -- там, где сейчас хотят строить небоскреб "Газпрома" высотой 400 м. Однако с установкой памятника ничего не вышло.
Но Чеботарь продолжал добиваться и наконец в 2003 г. добился распоряжения администрации, санкционировавшего установку памятника хотя бы на периферии города -- в Кронштадте (в районе южной части комплекса защитных сооружений от наводнений, у створа Большого Морского канала; заказчик и финансист -- "Морской фонд"). Между прочим, памятник в этом месте должен быть огромным, не менее 50 м высотой, так как вся зона комплекса защитных сооружений ("дамбы") закрытая, и смотреть на памятник можно только с дистанции метров в 200 -- 300.
Между тем прошло три года, и в 2006 г. в "Морском фонде" (как полагают эксперты, вследствие активного влияния А. Чаркина) вдруг пришли к мысли, что проект Чеботаря им абсолютно не нравится. И в конце марта -- начале апреля 2006 г. этот фонд совместно с Союзом художников СПб также внезапно объявил новый конкурс со сроком подачи проектов 7 июня 2006 г. (условия нового конкурса, его цель, название нового памятника, состав жюри -- все оставалось тайной). Тем самым была осуществлена ревизия результатов конкурса 1996 г., закрепленных распоряжением No 1704-ра от 9 июля 2003 г. 24 проекта памятника были выставлены в Союзе художников. По результатам 1-го тура этого конкурса "Морской фонд" отобрал 8 проектов, авторам которых предложили подать новые работы уже к 13 декабря 2006 г. Выставка работ 2-го тура конкурса открылась в Союзе художников 20 декабря 2006 г.
И вот что примечательно: во всех 8 проектах, показанных на выставке, были предложены фигуративные решения, близкие к кондовым штампам (могучий старец с воздетыми к небу руками либо с поднятой для благословения правой рукой), похожие одно на другое как близнецы, банальные и лишенные намека на какую-либо современность пластического решения и многозначность формы, которую предложил проект Чеботаря. Из чего сразу стало ясно, что именно не устроило товарищей из "Морского фонда" в проекте Чеботаря. Им нужен "реализм", а не многозначная форма и трансформация смысла в зависимости от ракурса.
10 января 2007 года были подведены итоги конкурса: неожиданно для всех жюри в составе моряков из "Морского фонда" и членов бюро секции скульптуры лучшей назвало работу руководителя Союза художников Петербурга А. Чаркина. Его проект под девизом "Время 1" изображает старца с воздетыми к небу руками. Никакого модернизма, все уныло-стандартно.
Памятник будет огромным, Чаркин станет автором самого большого памятника в Петербурге. Это и есть финал 2006-го монументально-декоративного года под девизом "Время, назад!".

Справка

Монументально-декоративные итоги 2006 года

1. Памятный знак А. А. Ахматовой. Открыт 5 марта 2006 г. Установлен в Шереметевском саду (саду Фонтанного дома). Скульпторы А. В. Иванов, М. Ш. Цхададзе, архитектор В. Б. Бухаев.
2. "Кронштадтский водовоз". Открыт 27 мая 2006 г. Установлен около здания Исторического архитектурно-художественного музея Кронштадта (Ленинградская ул., 2). Скульптор Ф. П. Крушельницкий при участии И. Андрюхина.
3. Памятный знак Г. В. Старовойтовой. Открыт 17 мая 2006 г. Установлен в сквере на пересечении 9-й Советской ул. и ул. Моисеенко. Скульптор Г. Д. Ястребенецкий, архитекторы В. С. Васильковский (1921 -- 2002) и Т. Н. Милорадович.
4. "Такса". Открыта 19 мая 2006 г. Установлена во дворе филологического факультета Санкт-Петербургского университета (Университетская наб., 9). Скульптор А. А. Аветисян (1971 -- 2004).
5. "Слоны". Открыты 26 мая 2006 г. Установлены около жилого дома (пр. Ветеранов, 52). Скульптор Г. В. Додонова.
6. Памятник Э. Э. Эйхвальду. Открыт 2 июня 2006 г. Установлен в саду здания Медицинской академии последипломного образования, Кирочная ул., 41. Скульптор А. В. Дегтярев.
7. Памятник А. А. Собчаку. Открыт 12 июня 2006 г. Установлен в сквере на Большом пр. В. О. (между 26-й линией и Клубным пер.). Скульптор И. Б. Корнеев, архитектор В. Б. Бухаев.
8. Скульптуры (25) для Константиновского дворца и парка. Реплики классических оригиналов. Установлены в пос. Стрельна, на территории государственного комплекса "Дворец конгрессов" (Березовая аллея, 3) в июне -- июле 2006 г. В числе 25 в парке дворца установлено 4 статуи, 8 женских бюстов и 1 мужской бюст (бюст императора Вителлия. Скульптор Б. А. Петров. Демонтирован**), 12 статуй в нишах здания Константиновского дворца (со стороны Финского залива).

** Забавно, что объект, являющийся репликой бюста, хранящегося в фондах ГМЗ "Павловск" (этот оригинал сам является репликой XVIII в. античного оригинала), был демонтирован вскоре после выхода статьи: Золотоносов М. Их здесь не стояло // Город. 2006, No 25. 10 -- 16 июля. В статье -- со ссылкой на "Жизнь двенадцати цезарей" Светония -- шла речь об имидже Вителлия как "порочного", "монструозного" императора. Статью прочитали, бюст демонтировали, отослали изготовителю. Любопытно, что главный хранитель ГМЗ "Павловск" даже не знал, что хранимый им объект "реплицировали": очевидно, фотографирование в фондах проводилось тайно (скорее всего, для того, чтобы не платить). Кстати, скульптору дали фотографию и сказали, что оригинал погиб. Может, его на самом деле уже нет?

9. Памятник Г. Тукаю. Открыт 25 июня 2006 г. Установлен в сквере на пересечении Кронверкского пр. и Зверинской ул. Скульпторы А. Г. Зиякаев, Я. Я. Нейман, архитектор С. П. Одновалов.
10. Памятный знак морякам, героям Цусимы. Открыт 30 июля 2006 г. в Кронштадте, в Петровском парке. Неизвестный автор.
11. Бюст Б. Я. Эйфмана. Открыт 1 сентября 2006 г. на Аллее почетных докторов около здания Гуманитарного университета профсоюзов (ул. Фучика, 15). Скульптор Г. Д. Ястребенецкий.
12. Бюст М. М. Боброва. Открыт 1 сентября 2006 г. на Аллее почетных докторов около здания Гуманитарного университета профсоюзов (ул. Фучика, 15). Скульптор А. С. Чаркин.
13. Памятный крест новгородцам, погибшим от сталинских репрессий. Открыт 5 сент. 2006 г. Установлен на Левашовском мемориальном кладбище.
14. Памятник пожарным, погибшим при исполнении служебного долга. Открыт 15 сентября 2006 г. Установлен на территории Государственного университета противопожарной службы (Московский пр., 149). Скульптор А. С. Чаркин.
15. Памятник Петру I. Открыт 25 сентября 2006 г. Установлен на ул. Нахимова. Скульптор З. К. Церетели, архитекторы Ф. К. Романовский, А. П. Чернов.
16. "Улитка". Открыта 26 сентября 2006 г. Установлена во дворе филологического факультета СПбГУ. Скульптор В. А. Петровичев.
17. Бюст императрицы Марии Федоровны. Открыт 26 сентября 2006 г. Установлен в Петергофе, в парке "Александрия". Скульптор А. В. Клыков (Москва).
18. Мемориал "Холм славы". Открыт 3 октября 2006 г. Установлен на территории яхт-клуба "Балтиец" (Петергофское шоссе, 75, корп. 2).
19. "Скамья советов". Открыта 1 ноября 2006 г. Установлена во дворе филологического факультета СПбГУ. Скульпторы О. Сагоконь и Д. Чеботарев.
20. Памятник В. И. Ленину. Открыт 7 ноября 2006 г. Установлен в г. Пушкине на пересечении Конюшенной и Малой ул. Скульптор В. Б. Пинчук (1908 -- 1987).
21. Памятник А. А. Ахматовой. На наб. Робеспьера между д. 12 и 14, открыт 18 декабря 2006 г. Скульптор Г. В. Додонова, архитектор В. А. Реппо.
22. Бюст Д. С. Лихачева. Открыт 28 ноября 2006 г. Установлен на Аллее почетных докторов около здания Гуманитарного университета профсоюзов. Скульптор Г. Д. Ястребенецкий.
23. "Кенгуру". Установлен 21 декабря 2006 г. возле 470-й гимназии (ул. Бутлерова, 22). Скульптор М. Третьякова.
24. Скульптуры (8 -- бюсты М. Глинки, А. Бородина, М. Мусоргского, П. Чайковского, Н. Римского-Корсакова, И. Стравинского, С. Прокофьева, Д. Шостаковича) на фасаде Концертного зала Мариинского театра, выходящем на ул. Декабристов. Установлены 25 -- 26 декабря 2006 г.
| Михаил ЗОЛОТОНОСОВ |
  ЧИТАЙТЕ в НОМЕРЕ 3
  от 05-02-2007
  В НОМЕРЕ  
Колонка редактора
  СООБРАЖЕНИЯ  
Это просто праздник какой-то
  ВЛАСТЬ  
Вас потряс "Остров"?
Письмо в "Город"
Письмо в "Город"
  СОБЫТИЯ  
Бес Яблока
Петропавловскую крепость отдадут Петербургу
В долгу не останется
Кто ответит за пустой базар
  ПЕРСПЕКТИВЫ  
Кто же нас построит, мы же памятник
  ПРОЦЕССЫ  
Возвращается все, кроме лучших вещей
  ТРУДНОСТИ  
Не читать мне больше интересных книжек
  ПУТЕШЕСТВИЯ  
Полет для небольшого бюджета
  ОПАСЕНИЯ  
Смотрю я на небо и думку гадаю
  КУЛЬТУРА  
Остров Петра и Павла
Жизнь есть сон
  ЛЮДИ  
А у него толчковая - левая
  СПОРТ  
Распорядитель танцев
Бей своих, чтобы чужие боялись
  НЕ ВЫРУБИШЬ!  
Семейная сага
  В СВОЕМ РЕПЕРТУАРЕ  
DVD
CD
Выставки
Кино в прокате
К н и г и
Елена Ваенга: день рождения на четыре тысячи гостей
Перекайти-поле
  ТВ-РЕЙТИНГ  
Из жизни воблы
  В КОНЦЕ  
На этой неделе много лет назад
Погода на неделе

Copyright "ГОРОД" ©2002-2003