ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
 СВЕЖИЙ N
 АРХИВ
 ПОИСК
 О ЖУРНАЛЕ
 ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ
 ПОДПИСКА
       
ГОРОДСКАЯ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ:
01:42:51 11-08-2007
Новые телефоны редакции журнала "Город" - (812) 702-80-56, (812)717-22-88, (812) 717-24-88.
Новый адрес редакции: Санкт-Петербург, Невский пр., 132-16. ...
Читать
15:49:09 14-05-2007
Hа должность главы Контрольно-счетной палаты Петербурга претендуют четыре кандидата
Бюджетно-финансовый комитет (БФК) парламента Петербурга на заседании в понедельник включил в бюллетень для голосования на должность главы Контрольно-счетной палаты четыре кандидатуры. Как говорится ...
Читать
15:46:52 14-05-2007
Вчера в Петербурге открылся первый в России Польский дом
Как передает корреспондент "Интерфакса", в церемонии приняли участие супруги президентов РФ и Польши Людмила Путина и Мария Качиньская. Кроме того, в церемонии приняли участие губернатор Петербурга ...
Читать
15:52:44 22-03-2007
Псковские единороссы хотят делегировать в Совет Федерации Наталью Черкесову
Псковские единороссы намерены делегировать в Совет Федерации жену главы Госнаркоконтроля Виктора Черкесова Наталью, которая в настоящее время возглавляет информационное агентство "Росбалт". Как пишет ...
Читать
18:36:39 15-03-2007
Оксана Дмитриева отказалась от мандата депутата ЗакСа
Депутат Госдумы Оксана Дмитриева, которая входила в первую тройку "Справедливой России" на выборах в петербургский ЗакС, написала в Горизбирком заявление о сложении мандата депутата ЗакСа. После ...
Читать
 
 
 ПРОЦЕССЫ 
Семейный портрет в интерьере Эрмитажа
суд пытается выяснить, сколько стоили украденные из Эрмитажа вещи
На прошлой неделе в Дзержинском федеральном суде Петербурга началось рассмотрение по существу уголовного дела о скандально известной краже из Эрмитажа. Подсудимому -- Николаю Завадскому -- вменяется в вину хищение 75 из 221 экспоната, чье исчезновение было обнаружено в июле 2006 года.


Условия хранения

По версии обвинения, Завадский часто приходил в гости к своей жене Ларисе Завадской, которая работала в Эрмитаже хранительницей фонда "Русская культура", и выносил из музея ценности, сдавая их потом в ломбарды. Особо дорогие объекты из фонда драгоценных металлов выносила сама Завадская (она умерла летом 2005 года).
Судья Анжелика Морозова начала заседание с опровержения слуха о том, что процесс будут проходить в закрытом режиме. Заседание осталось открытым, хотя доступ в зал для видео- и фотокамер ограничили.
Первый день был посвящен допросу свидетелей обвинения. Одна из главных свидетельниц -- коллега Ларисы Завадской, второй хранитель фонда "Русская культура" Карина Орлова -- в суд не пришла из-за болезни. Это одна из самых пожилых сотрудниц Эрмитажа, поэтому ее выздоровления придется ждать долго. Заведующий отделением истории русской культуры Эрмитажа Вячеслав Федоров рассказал, что в обязанности Завадской входило хранение части фонда драгметаллов и организация выставок. Хранилище этого фонда представляло собой два изолированных помещения (ключи к каждому из них существовали в единственном экземпляре) без окон, с бронированной дверью. Эти особенности конструкции хранилища, как показал сам Завадский, стали следствием того, что экспонаты довольно часто выносились из бронированного помещения -- правда, не дальше помещений фонда. Экспертам-искусствоведам, как эрмитажным, так и приходящим, было тяжело работать в наглухо закрытых помещениях: там было темно и душно.
Другие, не бронированные, как хранилища помещения фонда "Русская культура", находились в непосредственной близости от доступных посетителям Эрмитажа залов. "Дворец не всегда был картинной галерей, -- напомнил Вячеслав Федоров, -- поэтому некоторые экспонаты содержались в бывших туалетах, буфетных и даже между перекрытиями".
Заместитель заведующего отделением истории русской культуры Эрмитажа Ольга Мальцева рассказала, что фонд драгоценных металлов -- одно из самых закрытых подразделений Эрмитажа, и сейчас его сотрудников (или хотя бы их сумки) в обязательном порядке досматривают на выходе. Такие правила ввели после проверки Росохранкультуры в августе 2006 года. До этого порядок был более щадящим: охрана на выходе проверяла только тех, кто внушал подозрения, да и то полномочий частных охранников не хватало на то, чтобы исследовать чужую сумку или одежду. Приходилось задерживать подозреваемого у дверей и вызывать наряд милиции. Такую процедуру проводили нечасто. В отношении приличного человека -- мужа хранительницы -- никто проверок не устраивал.
Еще одна выступавшая на процессе -- научный сотрудник Эрмитажа Елена Кузнецова -- описала, как проходила плановая проверка фонда, начавшаяся в 2005 году. В ходе именно этой проверки, в августе 2005-го, Лариса Завадская умерла прямо на рабочем месте. Тогда еще никто не знал ни о пропажах, ни о том, что Завадскую объявят главной виновницей.
-- Мы начали проводить инвентаризацию сначала с коллекции пуговиц, затем -- столовых приборов, потом были серьги, -- рассказала Елена Кузнецова. -- А после них сверка приостановилась. У Завадской все время находились какие-то неотложные дела, например выставки. В результате плановая выборочная проверка так и не была завершена, а комплексную стали проводить уже после ее смерти. Эта проверка и выявила все недостачи.
Как вспомнила четвертый свидетель, научный сотрудник Марина Евтушенко, в Эрмитаже часто бывал сын Завадских Николай. Про молодого человека говорили, что он вырос в музее. Юноша часто помогал матери переносить тяжелые предметы -- в хранилище попадались экспонаты до 10 кг весом. А Завадскую все помнят как отзывчивую женщину, стойко переносящую на ногах свою болезнь (диабет) и не транжиру.
Поэтому не очень понятно, куда могли уйти деньги, вырученные в результате кражи музейных экспонатов, -- по подсчетам экспертов-искусствоведов, Эрмитажу был нанесен ущерб в размере 14 млн рублей (то есть полмиллиона долларов). Правда, в суде эксперты пояснили, что их мнение вряд ли совпадало с оценкой ломбардов, куда, по версии следствия, и попадали похищенные вещи, потому что "в скупочных заведениях о вещах судят специфично". На допросах Завадский рассказывал, как сдал в ломбард серебряный крест-мощехранительницу за 20 тысяч рублей -- а сотрудники Эрмитажа оценили его в 30 тысяч долларов. Возможно, другие сделки более удачны, но в любом случае миллионерами Завадские так и не стали. По данным адвоката Михайловой, они тратили деньги не на вещи, а на лечение и учебу сына, поэтому и описывать у них нечего.

Наши ломбрады и не наши аукционы

Николай Завадский, который признает себя виновным в краже 75 предметов, не согласился с заявленной Эрмитажем суммой иска -- 7 миллионов 380 тысяч рублей, которые Эрмитаж хочет получить с Завадского. Поэтому в суд были вызваны эксперты, которые должны были объяснить суду, сколько на самом деле стоят вещи, в краже которых обвиняют Завадского.
Напомним, подсудимого Николая Завадского особенно возмущало, что экспертиза оценивала похищенные предметы по меркам аукциона "Сотбис", а не по расценкам петербургских ломбардов, которые оказались гораздо менее щедры, чем посетители "Сотбис". Например, экспонат No 31 -- серебряный чайник -- был оценен экспертами в 75 тысяч рублей ($2500), а его ни за какие деньги не захотел купить ни один из ломбардов из-за видимых следов пайки (представители Эрмитажа подтвердили в суде, что чайник незадолго до кражи экспонировался на выставке, для этого его потребовалось реставрировать и, соответственно, -- подпаять).
Выступавшие в суде эксперты -- представители крупнейших петербургских музеев ("Царского Села", Русского музея и др.) -- должны были ответить на два принципиальных вопроса: были ли в числе похищенного предметы, представляющие особую художественную историческую ценность, и какова была общая стоимость похищенного. Все дело в том, что хищение особо ценных предметов образует совсем другой состав преступления (164-ю, а не 158-ю статью Уголовного кодекса), за что положено более суровое, чем за обычную кражу, наказание. Эксперты заявили, что среди похищенных вещей особо ценных предметов нет.
Что же касается общей стоимости похищенного, то она определялась по каталогам антикварных аукционов "Кристи" и "Сотбис", а также по стоимости похожих предметов на российском антикварном рынке. В то же время эксперт Александр Солин пояснил суду: "Российский антикварный рынок еще не сформировался, поэтому приходится пользоваться стандартами британского. Сразу после того, как мы выдали заключение, в Европе прошел очередной русский аукцион. Так вот, на нем предметы, схожие с теми, что были похищены из Эрмитажа, продавались по гораздо более высокой цене, чем была заявлена нами".
На момент проведения экспертизы эксперты располагали уже 27 возвращенными экспонатами. Кроме того, у них имелись фотографии еще 43 похищенных предметов, остальные исчезнувшие из Эрмитажа вещи имели только инвентарное описание. Поэтому экспертам пришлось устанавливать их стоимость, опираясь только на свой опыт и истории продаж схожих предметов.
С иконами в драгоценных окладах, а их в списке похищенного было больше всего -- 109, все оказалось довольно просто. Уникальных, сделанных в единственном экземпляре среди них не было, хотя попадались очень дорогие. (Например, серебряная "Собор всех святых" была оценена в полтора миллиона рублей. Эту икону, кстати, вернули самой первой.) У каждой иконы отыскивали "близнеца", с которым и работали эксперты. Несколько икон были написаны признанными мастерами: Хлебниковым, Овчинниковым, Постниковым и Мишуковым -- это повышало их стоимость. У драгоценной посуды имелись пробирные клейма, данные о которых хранились в картотеках. Что же касается предметов церковной утвари (панагии, складни, кресты-мощехранительницы и потиры), то их оценивали чуть ли не на вес.
"Мы понимаем, что сумма в полтора миллиона звучит фантастично, -- сказал эксперт Солин. -- Но если перевести в доллары, получается 50 тысяч, а это уже не так много".
Следующее заседание по этому делу состоится 1 февраля. На нем -- по просьбе защиты -- будут выступать представители ломбардов и антикварных магазинов, а также 25-летний сын Николая и Ларисы Завадских.
| Нина Астафьева |
  ЧИТАЙТЕ в НОМЕРЕ 3
  от 05-02-2007
  В НОМЕРЕ  
Колонка редактора
  СООБРАЖЕНИЯ  
Это просто праздник какой-то
  ВЛАСТЬ  
Вас потряс "Остров"?
Письмо в "Город"
Письмо в "Город"
  СОБЫТИЯ  
Бес Яблока
Петропавловскую крепость отдадут Петербургу
В долгу не останется
Кто ответит за пустой базар
  ПЕРСПЕКТИВЫ  
Кто же нас построит, мы же памятник
  ПРОЦЕССЫ  
Возвращается все, кроме лучших вещей
  ТРУДНОСТИ  
Не читать мне больше интересных книжек
  ПУТЕШЕСТВИЯ  
Полет для небольшого бюджета
  ОПАСЕНИЯ  
Смотрю я на небо и думку гадаю
  КУЛЬТУРА  
Остров Петра и Павла
Жизнь есть сон
  ЛЮДИ  
А у него толчковая - левая
  СПОРТ  
Распорядитель танцев
Бей своих, чтобы чужие боялись
  НЕ ВЫРУБИШЬ!  
Семейная сага
  В СВОЕМ РЕПЕРТУАРЕ  
DVD
CD
Выставки
Кино в прокате
К н и г и
Елена Ваенга: день рождения на четыре тысячи гостей
Перекайти-поле
  ТВ-РЕЙТИНГ  
Из жизни воблы
  В КОНЦЕ  
На этой неделе много лет назад
Погода на неделе

Copyright "ГОРОД" ©2002-2003