ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
 СВЕЖИЙ N
 АРХИВ
 ПОИСК
 О ЖУРНАЛЕ
 ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ
 ПОДПИСКА
       
ГОРОДСКАЯ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ:
01:42:51 11-08-2007
Новые телефоны редакции журнала "Город" - (812) 702-80-56, (812)717-22-88, (812) 717-24-88.
Новый адрес редакции: Санкт-Петербург, Невский пр., 132-16. ...
Читать
15:49:09 14-05-2007
Hа должность главы Контрольно-счетной палаты Петербурга претендуют четыре кандидата
Бюджетно-финансовый комитет (БФК) парламента Петербурга на заседании в понедельник включил в бюллетень для голосования на должность главы Контрольно-счетной палаты четыре кандидатуры. Как говорится ...
Читать
15:46:52 14-05-2007
Вчера в Петербурге открылся первый в России Польский дом
Как передает корреспондент "Интерфакса", в церемонии приняли участие супруги президентов РФ и Польши Людмила Путина и Мария Качиньская. Кроме того, в церемонии приняли участие губернатор Петербурга ...
Читать
15:52:44 22-03-2007
Псковские единороссы хотят делегировать в Совет Федерации Наталью Черкесову
Псковские единороссы намерены делегировать в Совет Федерации жену главы Госнаркоконтроля Виктора Черкесова Наталью, которая в настоящее время возглавляет информационное агентство "Росбалт". Как пишет ...
Читать
18:36:39 15-03-2007
Оксана Дмитриева отказалась от мандата депутата ЗакСа
Депутат Госдумы Оксана Дмитриева, которая входила в первую тройку "Справедливой России" на выборах в петербургский ЗакС, написала в Горизбирком заявление о сложении мандата депутата ЗакСа. После ...
Читать
 
 
 СКАНДАЛЫ 
Пролетая над гнездом кукушек Аникушина
кому достанется наследие знаменитого скульптора
Знаменитый советский скульптор Михаил Аникушин умер 10 лет назад. После него осталась мастерская, полная работ и расположенная в замечательном месте на Петроградской стороне. Вокруг этой мастерской кипят страсти, в которой участвуют наследники скульптора, музейщики, чиновники и милиционеры.


На милицейском учете

Кто бы знал, что именно в этом году, юбилейном со всех сторон (90 лет со дня рождения (1917), 70 -- со дня приезда в Петербург (1937), 50 -- с момента установки знаменитого памятника Пушкину) в мастерской Михаила Аникушина будет идти предварительная опись имущества, которая, возможно, станет материалом для уголовного дела. Мы сидим в единственной отапливаемой комнате мастерской вместе с Александром Колесником, участковым 18-го отделения милиции Петроградского района и рассуждаем о перипетиях судьбы наследия одного из самых известных петербургских скульпторов.
Александр Николаевич, человек, казалось бы, далекий от искусства, стал первым из посторонних (не членов семьи), кто трепетно отнесся к наследию Аникушина.
-- Еще в марте 2004-го Валентина Ивановна (Матвиенко. -- А. О.) подписала распоряжение -- в 3-месячный срок организовать музей памяти Аникушина в его мастерской, -- рассказывает Александр Колесник. -- Мастерская должна стать филиалом Музея городской скульптуры. Прошло три года, а ничего не изменилось, только мастерская пришла в еще худшее состояние. Музей не хочет этим заниматься! Ну все, работа закончена, пора уезжать.
18-му отделению милиции поручили невыполнимую задачу -- описать все, что находится в мастерской, чтобы проверить, не пропало ли что. Вам приходилось когда-нибудь описывать мастерскую скульптора площадью в супермаркет -- более 800 кв. м, около 900 скульптур, их фрагментов, обломков, кусочков гипса, мрамора (или не мрамора -- заворачиваем в пакетик с надписью "белое вещество").
-- Это чтобы, если найдут где-нибудь пропавшую отсюда вещь, сравнить, отсюда ли -- должны же скульптуры иметь хоть что-то общее в составе, -- поясняет один из помощников участкового.
-- Мужчина, будете понятым?
Конечно, буду. Я ставлю подпись, не читая. Чего уж там, если даже сам Адриан Аникушин, которого его же собственная тетя обвиняет в хищении наследия деда, тоже, не читая, подписал.
-- У меня нет оснований не доверять милиции, -- говорит Адриан.
-- Мы что так все и оставим без охраны, а потом, если что пропадет, на нас все повесят! -- волнуется Соня, жена Адриана Аникушина, внука и одновременно приемного сына Михаила Константиновича ("М. К. меня усыновил, и я по его желанию поменял фамилию", -- рассказывает Адриан).
-- Ничего на вас не повесят, -- успокаивает участковый.
Во дворе ждет машина с синим огоньком. Сейчас наследника увезут в отделение, пока не под арест. Просто паспорт забрать.

Семейное дело

Слух о том, что внук распродает наследие деда, которое должно было стать украшением музея, запустила Нина Аникушина, дочь скульптора. Она же написала заявление в милицию и просит возбудить уголовное дело. Но дело пока не заведено. Милиция сомневается в наличии состава преступления. Что там заводить, если нечего расследовать? Ну да, вывез внук из мастерской один патефон, одного небольшого Чехова, еще пару работ, железную лампу и что-то по мелочам... Не больше 8 предметов из нескольких сотен, чтоб украсить квартиру родителей жены. Так он и сам в этом признается.
В конце концов, Адриан имеет на них не меньше прав, чем другие родственники: Михаил Аникушин завещания не оставил. А Музей городской скульптуры, которому поручили из всего этого делать музей, на многое не претендует. И ничего пока не охраняет.
-- Нам отдали только здание, -- говорит Владимир Тимофеев, директор музея. -- Все, что в нем находится, -- частная собственность родственников.
Тем временем родственники обвиняют музей в бесхозяйственности.

Годы запустения

Аникушин умер в мае 1997-го. После этого в своей половине огромной мастерской работала его жена Марья Тимофеевна Литовченко, тоже скульптор.
-- У Михаила Константиновича всегда было много идей, много своих проектов, где что в городе поставить, но прежде чем начинать работать над ними, он старался оформить идеи в заказ. Без заказа практически никогда не работал, -- рассказывает Адриан Аникушин. -- Марья Тимофеевна другое дело. Она любила познакомиться с кем-то из великих людей, чтоб вылепить их еще при жизни, для собственного удовольствия, а после смерти поставить на могиле. Да ей и знакомиться специально не нужно было. Мы жили в этой среде.
-- Как-то к нам зашла Уланова, -- рассказывает Нина Аникушина. -- Она уже пожилая тогда была, но необыкновенно цветущая. Розовая такая вся. У нее мужа не было, а была домработница, которая следила, чтоб балерина выпивала каждое утро два стакана апельсинового сока. И от сока этого на щеках ее всегда играл румянец. Так вот заходит к нам как-то румяная такая вся, розовая Уланова, папа ее принимает. А нас два котенка-перса розового цвета. И вот розовая Уланова берет одного из розовых котят, прижимает его к себе, говорит "я его возьму с собой". И как она держала этого котенка, так он ей руки в скульптуре и положил...
После смерти Марьи Литовченко в мастерской, по подсчетам дочери скульптора Нины Михайловны, осталось около 900 работ Михаила Аникушина и еще столько же его жены. Мастерская -- государственная собственность и сдавалась Аникушиным в бессрочную бесплатную аренду. После смерти супругов никто из государевых людей за мастерской не следил, но никто и не занял, что странно, учитывая место ее расположения.
Дом, конечно, очень своеобразный -- все сделано под скульптуру. Треугольной формы. Наклонная крыша. Большой фасад из стекла, свет проникает и рассеивается на белом наклонном потолке (работают скульпторы только при естественном освещении). Недвижимость сложная, но в потрясающем месте -- рядом парки и элитный комплекс "Северная звезда" с видом на ЦПКиО.
-- Первый, кто заинтересовался мастерской, был Запесоцкий (ректор Гуманитарного университета профсоюзов. -- А. О.), но ему не отдали, -- рассказывает Нина Аникушина.
Три года назад город сделал красивый жест -- решил превратить мастерскую Аникушина в музей. Подписали распоряжение -- мастерская становится частью Музея городской скульптуры. Казалось бы, с этого момента (март 2004-го) Музей городской скульптуры должен был описать все будущие экспонаты, повесить на мастерскую замок, поставить сигнализацию или охрану и начать потихоньку оформлять недвижимость в оперативное управление. Правда, музею не выделили никаких средств на это и не дали ставок, чтоб нанять работников.
Оформлять помещение на себя музей начал, но больше ничего. Ключей от мастерской у музея до сих пор нет. Нет и охраны. Мастерской просто повезло, что было кому за ней присмотреть.

Спасительная роль золотой молодежи

От Михаила Константиновича Аникушина и Марьи Тимофеевны Литовченко остались две дочери -- Вера и Нина. У старшей, Веры, двое сыновей -- Константин и Адриан, у младшей -- дочь Анна. Работая весь световой день и при их-то популярности Михаил Константинович и Марья Тимофеевна заработали примерно столько же, сколько оба дедушки Пушкина (Абрам Петрович и второй, менее известный), чтобы сам Пушкин мог уже не работать, а заниматься чистым творчеством, по крайней мере, до тех пор, пока не появилась жена. Наследства Аникушина хватило аж на два поколения. Если в первом поколении наследники Аникушина еще работали, очевидно, в силу воспитания, присущего тому времени, и Нина Михайловна, например, и сейчас работает -- преподавателем музыки в десятилетке при Консерватории, то второе жило уже в другом времени, где работа не считалась непременным атрибутом, а деньги еще оставались...
Узнав о существовании Адриана, мы уже на тот же день нашли среди общих знакомых тех, кто знал его как яркого представителя так называемой золотой молодежи. До недавних пор жил Адриан за границей, так что, являясь гражданином России, не имел российского паспорта, только заграничный. Просто не нужно было. Из тусовки он исчез несколько лет назад, что, очевидно, связано с женитьбой.
-- Мы вместе лет 10 и поженились, как только Адриан получил паспорт, -- рассказывает Соня.
Сейчас у них двое детей -- 2 и 4 года. Жить негде. Хотя тетя Адриана Нина Аникушина и уверяет, что для Адриана специально купили квартиру на площади Льва Толстого, и уже успела убедить в этом Музей городской скульптуры (для них это важно, чтоб знать, что не выгоняют семью на улицу), квартира эта оформлена не на Андриана, а на его мать Веру, а с матерью у него, очевидно, примерно такие же отношшения, как были у Александра Сергеевича с его отцом Сергеем Львовичем.
-- Бабушка Марья Тимофеевна подарила Адриану квартиру, но у Адриана в тот момент не было российского паспорта, и дочери убедили ее, что с загранпаспортом он не сможет ее оформить. После смерти бабушки Вера с Ниной перегрызлись, Вера приехала первой и успела оформить квартиру на себя, -- рассказывает Соня, жена Адриана Аникушина.
Купить квартиру Адриан сейчас не может, не имея стабильного заработка, хотя и прожил уже не так мало -- 1967 г. р.
-- Вы кто по основной профессии?
-- Я даже и не знаю, -- рассказывает Адриан. -- Немного программирую, для себя, люблю компьютеры как уникальные устройства, способные вместить столько информации. Закончил художественную школу, но когда начал рисовать, друзья по школе все это высмеивали -- кому нужен сюр? Иногда леплю скульптуры...
В результате жить негде. Почти с рождения Адриан жил в мастерской, потом в Америке, имея вид на жительство, потом вернулся, женился, и вот уже лет 10, как семья поселилась в мастерской дедушки, хотя на жилье это мало похоже. Полуразрушенная кухня, холодная комната на втором этаже, по которой все еще разбросаны детские игрушки. Отопление отключили лет 5 назад, горячей воды никогда не было. Камин обрушился в среду на прошлой неделе -- часть трубы провалилась в топку.
-- Трудно, конечно, но мы здесь жили, чтобы сохранить наследие дедушки, это главная цель моей жизни, -- рассказывает Адриан. -- И мы сохранили. Здесь 11 скульптур в полный рост человека, много метровых и бесчисленное количество мелкой пластики.
-- Ох уж мне этот пафос! -- говорит Владимир Тимофеев, директор Музея городской скульптуры.


Слишком много гениального

27 января 2006-го, после почти трехлетней бюрократической волокиты, музей наконец получил здание мастерской Аникушина в оперативное управление.
-- Сначала мастерскую переводили из фонда творческих мастерских в фонд КУГИ, затем, чтоб зарегистрировать наше право оперативного управления на нее в ГБР, ПИБ должен был составить план, но там жил внук и никого не пускал. Работники ПИБа отказывались работать, пока мы не обеспечим им доступ в помещение и т.д. -- рассказывает Владимир Тимофеев.
В начале этого месяца представители музея появились в мастерской и предложили внуку с семьей покинуть помещение.
-- 5 февраля мы съехали, а 12 февраля сдали им мастерскую, только у нас ее не приняли, -- рассказывает Соня.
-- Сказали, что здесь слишком много имущества, говорят, забирайте себе, вывозите, дали нам на это еще две недели, -- поясняет Адриан. -- Мы забрали только свои вещи, игрушки детей и все такое в этом роде. Но музей требует вывозить скульптуру, говорят, что им нужны только стены. Но куда мы ее денем, нам даже жить негде, устроились пока у родителей жены. И ради чего тогда мы все это сохраняли? Интересно, из чего они будут делать музей?
-- Тимофеев говорит: нам не нужно столько Аникушина, он отживший элемент -- возмущается Нина Аникушина. -- Я могу взять немножко домой, но 900 скульптур сюда не влезут (Нина Михайловна с дочкой живут в знаменитом доме скульпторов на Песочной набережной, половину которого занимают мастерские, половину жилье). -- Я уже три года хожу в комитет по культуре. Кущенкова, предыдущий председатель, говорила только, что сохранить скульптуры -- моя обязанность. Буров (нынешний председатель комитета. -- А. О.) мило улыбается и обещает помочь, но ничего не происходит. Мне ведь ничего не надо. Мы хотим передать все в дар, но городу, похоже, это не нужно.
По мнению Нины Михайловны, десятки, если не сотни вариантов Пушкина, Чехова, Ленина, Улановой могли бы стать великолепным материалом для обучающихся скульпторов на тему: "Как отсечь все лишнее". Музею городской скульптуры концепция "Отсечка" тоже импонирует, только в другом смысле.
-- То, что действительно является наследием Аникушина, уже находится у нас, передано в музеи и украшает улицы нашего замечательного города и других городов России, -- рассказывает Владимир Тимофеев, директор Музея городской скульптуры. -- В мастерской нет ни одной работы в твердом материале -- бронзе, граните, мраморе. В основном глина, пластилин и гипс, который требует особого температурно-влажностного режима. Не всякий музей возьмется такое сохранять. С юридической точки зрения все это принадлежит родным. Тем не менее мы готовы пересмотреть все, составить список, отобрать, то, что действительно нужно для экспозиции, оформить дарственную и помочь семье передать все остальное другим музеям или даже продать. Ханты-Мансийский музей готов взять гипсовые скульптуры, хотя они требуют дорогостоящей реставрации. С 1 марта в мастерской будет установлен круглосуточный пост охраны, город наконец выделил на это деньги. Мы входим с Ниной Михайловной и большой комиссией, будем отбирать вещи, годные для экспозиции. Сразу скажу, что очень много не нужно. Представьте себе, приходят 30 экскурсантов, их же надо где-то разместить, а если все помещение заставлено, либо скульптуру разобьют, либо кто-то ногу сломает.
В этом году город раскошелился наконец на выделение зарплат работникам будущего музея. Составлено штатное расписание на 5 человек -- заведующая филиалом, инженер, дворник + пара человек младшего обслуживающего персонала. В музее надо делать капитальный ремонт, на него пока денег нет, но и не надо, потому что для начала нужно сосчитать, сколько понадобиться.
По оценкам Владимира Тимофеева, музей сможет открыться года через 3 -- 4.

Кому нужен Аникушин?

Самый скользкий вопрос -- нужен ли кому-то музей Аникушина вообще. У тех, кто был хоть немножко знаком с этим человеком, вопрос такой не возникает.
Когда Аникушин поставил памятник 300-летию Российского флота на Петровской набережной в виде полуженщины-полубогини, в одежде, изорванной ветром, коллеги его не поняли, настолько это отличалось от прежних работ Аникушина.
-- Мне этот реализм вот уже где, -- рассказывал мне в ту пору почти уже 80-летний Михаил Константинович, приложив к горлу ладонь.
-- А кто моделью был?
-- Никто. Мне для того, чтобы вылепить женщину, моделей не надо. Я могу в полной темноте работать, вспоминая ощущения пальцев.
Даже если не брать в расчет скульптуру, про Михаила Константиновича есть что рассказывать. Скажем, Аникушин писал афоризмы: "Врач прячет свои ошибки в могиле. Архитектор прикрывается зеленью" (о назначении садов и парков).
-- Людей нашего поколения имя Аникушин заставляет трепетать, но надо смотреть правде в глаза. Пойдите на улицу, проведите опрос среди молодежи, многие ли скажут, кто он такой? -- говорит Владимир Тимофеев. -- Просто в музей Аникушина, конечно, никто не пойдет. Музей должен быть живым. Например, разместить в нем школу скульптуры и показывать посетителям, как работает скульптор -- месит глину, делает каркас, отсекает некоторые вещи, как на глазах рождается произведение искусства. Этого никто еще не видел! Тут же можно проводить выставки-конкурсы на сооружение памятников в Петербурге, которые пока проходят кулуарно, сделать этот процесс публичным, чтоб несколько туров, как до революции, как в советское время. И все бы это пропитывал дух Аникушина, который просто витает в этом помещении.
Наследники Аникушина предлагает аналогичные концепции, так что хотя бы в чем-то они уже сходятся. Нина Михайловна даже говорит, что готова бросить работу в Консерватории ради того, чтоб работать в музее имени папы. Например, как экскурсовод. Ей есть что рассказать.
-- Ленина на Московском проспекте папа сделал за год, к 100-летнему юбилею, -- рассказывает Нина Михайловна. -- Романов приказал. У нас осталась от Ленина голова -- форма, в которую можно еще несколько раз отлить. Выбрасывать вроде как жалко, да и в кощунстве могут обвинить. Голова довольно долго не находила себе применения, пока наша кошка не поняла, что там так тихо, уютно и стала рожать котят.
Есть что рассказать и внуку.
-- В последние годы жизни дедушка увлекся скульптурой для метро, потому что там постоянное освещение и птички на головы не гадят.
Если так дальше пойдет, Музей городской скульптуры сможет претендовать на роль рекрутингового агентства. Специализация -- дети богемы.
-- Не было печали, купила баба порося, -- итожит Владимир Тимофеев.
| Алексей Орешкин |
  ЧИТАЙТЕ в НОМЕРЕ 3
  от 05-02-2007
  В НОМЕРЕ  
Колонка редактора
  СООБРАЖЕНИЯ  
Это просто праздник какой-то
  ВЛАСТЬ  
Вас потряс "Остров"?
Письмо в "Город"
Письмо в "Город"
  СОБЫТИЯ  
Бес Яблока
Петропавловскую крепость отдадут Петербургу
В долгу не останется
Кто ответит за пустой базар
  ПЕРСПЕКТИВЫ  
Кто же нас построит, мы же памятник
  ПРОЦЕССЫ  
Возвращается все, кроме лучших вещей
  ТРУДНОСТИ  
Не читать мне больше интересных книжек
  ПУТЕШЕСТВИЯ  
Полет для небольшого бюджета
  ОПАСЕНИЯ  
Смотрю я на небо и думку гадаю
  КУЛЬТУРА  
Остров Петра и Павла
Жизнь есть сон
  ЛЮДИ  
А у него толчковая - левая
  СПОРТ  
Распорядитель танцев
Бей своих, чтобы чужие боялись
  НЕ ВЫРУБИШЬ!  
Семейная сага
  В СВОЕМ РЕПЕРТУАРЕ  
DVD
CD
Выставки
Кино в прокате
К н и г и
Елена Ваенга: день рождения на четыре тысячи гостей
Перекайти-поле
  ТВ-РЕЙТИНГ  
Из жизни воблы
  В КОНЦЕ  
На этой неделе много лет назад
Погода на неделе

Copyright "ГОРОД" ©2002-2003