ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
 СВЕЖИЙ N
 АРХИВ
 ПОИСК
 О ЖУРНАЛЕ
 ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ
 ПОДПИСКА
       
ГОРОДСКАЯ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ:
01:42:51 11-08-2007
Новые телефоны редакции журнала "Город" - (812) 702-80-56, (812)717-22-88, (812) 717-24-88.
Новый адрес редакции: Санкт-Петербург, Невский пр., 132-16. ...
Читать
15:49:09 14-05-2007
Hа должность главы Контрольно-счетной палаты Петербурга претендуют четыре кандидата
Бюджетно-финансовый комитет (БФК) парламента Петербурга на заседании в понедельник включил в бюллетень для голосования на должность главы Контрольно-счетной палаты четыре кандидатуры. Как говорится ...
Читать
15:46:52 14-05-2007
Вчера в Петербурге открылся первый в России Польский дом
Как передает корреспондент "Интерфакса", в церемонии приняли участие супруги президентов РФ и Польши Людмила Путина и Мария Качиньская. Кроме того, в церемонии приняли участие губернатор Петербурга ...
Читать
15:52:44 22-03-2007
Псковские единороссы хотят делегировать в Совет Федерации Наталью Черкесову
Псковские единороссы намерены делегировать в Совет Федерации жену главы Госнаркоконтроля Виктора Черкесова Наталью, которая в настоящее время возглавляет информационное агентство "Росбалт". Как пишет ...
Читать
18:36:39 15-03-2007
Оксана Дмитриева отказалась от мандата депутата ЗакСа
Депутат Госдумы Оксана Дмитриева, которая входила в первую тройку "Справедливой России" на выборах в петербургский ЗакС, написала в Горизбирком заявление о сложении мандата депутата ЗакСа. После ...
Читать
 
 
 ПРОГНОЗЫ 
Империя зла маленькому человеку не желает
может ли Россия стать обычной страной без имперских амбиций
Пытаясь получить ответ на вопрос, что ждет Россию после 2008 года, "Город" продолжает серию бесед с философами, историками и политологами. Сегодняшний собеседник -- профессор Константин ПИГРОВ, зав. кафедрой социальной философии и философии истории СПбГУ считает, что от имперской идеи нам никуда не деться.


Не совсем совершенная империя

-- Империя -- это такое благое пожелание, вроде -- хорошо бы нам ею быть? Или нас туда уже принудительным порядком ведут?
-- Империя -- изобретение поздней античности. Для меня это создание некого пространства высокой духовной свободы человека. Вот Евросоюз, например, задумывался тоже как империя. Исторически Россия -- это тоже империя. Драма не в том, что Россия это империя, а в том, что она в этом качестве не совсем совершенна.
-- И в чем ее ущербность?
-- Всякая империя стоит на мощной культуре. И когда другие народы выбирают свой путь, они сравнивают прежде всего культуры. Русская культура -- прекрасная, но оказывается сегодня недостаточно мощной и конструктивной. Это претензии, прежде всего, к интеллигенции. Все становится просто и понятно, если посмотреть мысленно на страну сверху. Какой мелос висит над Россией? К сожалению, в значительной мере он нам навязан, он чужой. Зайдите в любой музыкальный магазин и попросите в формате МР3 записи русской народной музыки, например. Вам в ответ покрутят пальцем у виска. А если попросите, к примеру, кантри, то перед вами выложат множество дисков на выбор. Хотя по жанру это одно и то же, народная музыка деревни, -- только чужой деревни. То же можно сказать и про засилье американских фильмов; это свидетельство имперского вторжения.
-- Ну и что -- пусть будут американские фильмы.
-- Если вы приедете в Украину или в Казахстан, то просто всей кожей ощутите, насколько все они, жители постсоветского пространства, до сих пор питаются нашей русской культурой. Да все это постсоветское пространство, формально разделенное, в своей имманентной сути представляет собой сохранившуюся Российскую империю. Это так же ощутимо, как отголоски Австро-Венгерской империи, культура которой напоила страны Центральной Европы. А сейчас... Если внимательно перечитать Чехова, например, "Степь", то потрясает, насколько мощна была российская цивилизация, русский повседневный быт, -- как удобно и уютно российские люди жили тогда. Та русская жизнь была очень привлекательной для всех наших соседей, как южных, так и восточных, они хотели жить так же хорошо, как жили русские.
-- Так это все дело прошлое. Ну, развалилась та империя -- и бог с ней.
-- Парадокс в том, что когда в России происходила настоящая катастрофа в конце 1991 года, нация этого словно не заметила. Меж тем это была гибель не только России как империи, но и всего российского пространства.
-- А СССР мог и устоять?
-- Этнократические элиты были кровно заинтересованы в развале СССР. Ельцин прекрасно понимал, что сохранись СССР, и он будет вечно вторым при Горбачеве. И так везде. Кто думал о маленьком человеке?! Прибалтика -- разговор особый. Но посмотрите на Среднюю Азию, которая мгновенно скатилась к уровню Афганистана. Я уже не говорю о миллионах русских, которые остались без родины вообще. Но это только мы понимаем. Вот приезжают западные ученые, с ними об этом разговор невозможен. Скажешь, что развал Союза -- катастрофа для миллионов. Все -- сразу барьер, диалог разваливается, у них аж лица твердеют. А я думаю, что это не только урок истории для нас. Вспоминаю, как американцы к нам в конце 1980-х зачастили и смысл их жизнерадостных поучающих бесед всегда сводился к одной простой фразе: у нас есть Карнеги, мы вас научим жить хорошо! И тогда я подумал, что это не они своей благоустроенностью показывают нам наше будущее, а это мы демонстрируем им -- их будущее.
-- Это как?
-- Когда вышла известная книжка Хантингтона об американской идентичности, "Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности", стало окончательно ясно, как мы показываем американцам их будущее. Америка расползается. Это не лавинообразный процесс, а хотя и медленный, но необратимый. Америка фактически теряет свой юг, который заселяется мексиканцами, латиноамериканцами, кубинцами. Вторым государственным языком там стал испанский. Англосаксонская культура, которая была базой нации, связывала империю, размывается. США двигаются туда же, что и СССР, -- к распаду.

Кто знает, как устроена Россия?

-- Чего плакать об СССР, если его уже нет. Давайте жить без империи.
-- Когда империя рушится, маленькому человеку становится плохо. А в империи, несмотря на свирепые действия бюрократии, маленькому человеку хорошо. Даже сталинская эпоха для советского человека в основном была эпохой полноты бытия. Вообще, слово "империя" -- какое-то эпатирующее. Это все современные модные игры, формы сюрреалистического эпатажа. А базовые основы жизни общества существуют объективно. Дело не в том: хочу -- живу в империи, хочу -- не живу. Или кто-то собрался и решил запретить империю с завтрашнего дня. Империя -- это не декорация в виде Дворца съездов. Я бы сравнил Россию с огромным дубом. И никто не знает, куда уходят его корни и куда простираются его необозримые ветви. Ведь никто не знает, как устроена Россия.
-- Очень понятно устроена -- есть Москва, и есть все остальное.
-- Россия -- это цивилизация, которая в политическом своем измерении предстает как империя. Это объективная данность. Она не зависит от наших политических или эстетических желаний. Россия как цивилизация и империя влияет на все вокруг, она отбрасывает тень, освещает, создает рефлексы. Имперская судьба создает поле особого напряжения. Что ни случись -- проигрыш нашей сборной или попытки оттяпать наши Курилы, -- вызывает буквально у каждого человека ощущение личной обиды.
-- Разве болельщики в других странах переживают меньше? Французы или испанцы...
-- Вы еще голландцев вспомните. Все, кого вы назвали, -- это же потомки великих мировых империй. Мы должны отличать декадансный восторг перед империей как силой, восхищение ее декоративностью, с одной стороны, от осознания империи как объективной данности, с другой. Россия -- объективно-биотическое понятие.
-- А почему дуб?
-- Да потому что, приходит осень -- он сбрасывает листья, весной снова распускается, начинается возрождение. И наши усилия как-то подстричь крону или покрасить ствол -- стоят очень мало. Да, есть там ветка, которая выше всех. Но загляните в глаза Путину -- увидите, он во многом просто присутствует при этом растении. Конечно, от лидера империи зависит очень многое. Но далеко не все. В частности, не очень я верю, что усилиями правительства удастся радикально переломить демографическую ситуацию. Мы должны иметь наготове позицию жизнерадостного фатализма. Мы должны быть готовы к тому, что мы не в состоянии изменить многое, что очень хотелось бы изменить. Главное, что мы можем, -- понять, что происходит. И принять реальность. Наше пребывание в вечно ворчливом недовольстве "вредно для здоровья". Не менее вредно, чем пить сырую воду из-под крана или дышать загазованным воздухом.
-- Что тогда остается?
-- Надо научится жить частной жизнью. Которая есть "превыше всего". Которая и есть главное. Как писал Розанов, мы политикой не интересуемся. Мы лучше будем заниматься своим микроскопом и нумизматикой.
-- Когда человек не интересуется политикой, то политика интересуется им. Те, кто предпочел микроскоп или бабочек, -- они все плохо кончили.
-- А те, кто был в политике, -- хорошо? Все закончили в лагерях. Но конечный результат все-таки разный -- от первых остались труды, книги, научные открытия, музыка. От поколения революционеров не осталось ничего.

Может ли империя ездить на чужих автомобилях?

-- Итак, вы говорите, что самое главное -- научиться жить частной жизнью. Это крыжовник, что ли, выращивать?
-- Один из рассказов писателя Юрия Мамлеева начинается с фразы: "Люди были охвачены неистовым желанием жить". А я вот смотрю сейчас на русский народ и, страшно выговорить, -- не вижу желания жить. Вот объективная вещь -- неистовый порыв русских на восток. Как это мы в XVII веке захватили эти гигантские пространства и были остановлены такой же могучей волной, которая катилась навстречу -- англосаксонской и испанской -- только на западном побережье США? А что происходит сейчас? По ТВ показывают маленький городок на Дальнем Востоке и женщина, жалуясь на бытовые условия, говорит: "Я больше не могу, я уеду в Россию". Значит, Приморье -- это, выходит, не Россия? И это потомок тех казаков, которые 300 лет назад присоединили земли, с которых, собственно, мы сейчас кормимся. Откуда у нас те же нефть и газ? Общее стремление -- покинуть, уехать. Почему? Почему потерян этот номадический порыв у народа?
-- Есть рецепты, как возродить желание жить?
-- Жизнь народа в духе. Если говорить о будущем нации -- оно в руках интеллигенции, гуманитариев прежде всего. Нам надо начинать с музыки, с литературы, со школы, причем с начальной школы. Нам надо искать новые формы религиозности в многоконфессиональной стране. И далее -- философское просвещение народа. Всем, кто читать не хочет, я предлагаю задуматься над тем, как была устроена русская цивилизация. Именно цивилизация как удобство жизни. Русская история это в том числе и история трепетного, любовного отношения к быту. Устройство жизни главным образом через идею чистоты. А сейчас? Я заинтересовался философским осмыслением этого сюжета и даже провел на эту тему две конференции философов. Обнаружился какой-то стыдный, но очевидный, хотя невыговариваемый до конца момент -- русские живут грязно. Откуда это у нас?
-- Действительно -- откуда?
-- Есть гипотеза, что это тяжкое наследство русских осталось после монголо-татарского ига. Что, мол, раньше русские были большие чистюли. Но не пора ли вернуться к истокам? Знаете, я однажды в немецком храме видел, как во время службы там убирала женщина. Она это не просто тихо делала и аккуратно, она убирала молитвенно. А наш дворник на Казначейской каждый день демонстрирует всем своим видом, что презирает это занятие, что он рожден для какого-то другого, более высокого дела. Понимаете? А у нас чисто только тогда, когда без этого обойтись невозможно.
-- Когда ракету нужно построить?
-- Да, ракету мы построим. Но посмотрим шире на технику: трагедия нашего автопрома представляется просто катастрофичной. А для цивилизации массовые средства передвижения всегда являлись ключевой структурой. И это с проблемой чистоты, буквально -- качества работы, связано напрямую. Производство должно быть чистым от начала и до конца. Только если чистота предстает как самоценность, техника начинает хорошо, безотказно работать. А пока получается, что мы не в состоянии создать свой качественный автомобиль.
-- А зачем нам свой -- "Мерседес" все равно будет лучше.
-- Разговоры, а зачем нам это нужно, купим у японцев или немцев, это все от лукавого. Если мы как цивилизация в имперской политической форме действительно есть некая планета, то средство транспорта мы должны иметь собственное. Это как с хлебом. Жить на чужом хлебе невозможно. Империя не может ездить на импортных автомобилях. О чем говорят неудачи нашего автопрома? О глубокой потере технической культуры как искусства.

Роль Путина в этой истории

-- Может, разберемся с ролью личности в истории? Вот, скажем, все просят Путина не уходить. Как он -- не устоит перед таким валом просьб?
-- У нас сформирован "синдром незаменимости лидера". Если вспомнить март 1953 года, то было похожее состояние. Сталин умер, и народ просто испугался. Потому что при Сталине он жил хотя и трудно, но спокойно, и был уверен, что по крайней мере, два человека никогда не спят и думают о народе. Это, во-первых, пограничник с собакой и, во-вторых, товарищ Сталин. И теперь, когда Сталина не стало -- что же будет? Тогда была совершенно неадекватная реакция, которую можно назвать фрустрацией нации. Если вспомнить похороны Сталина, то ведь это безумие полное было. Страх народа перед жизнью "без Путина" такого же рода.
-- Так как насчет личности в истории?
-- Возвращусь к моему тезису номер один: империя -- объективная данность, и не в наших силах решать вопрос -- быть России ею или нет. Она была, есть и будет в обозримом для нас времени империей.
Это, конечно, не значит, что не может прийти великий злодей и с группой соратников просто срубить это дерево цивилизации, сколь бы замечательным оно ни было. Шпенглер говорит, что доколумбовы цивилизации в Центральной Америке далеко превосходили то, что было у греческо-римских государств эпохи Ганнибала, но все это было искоренено кучкой бандитов. Причем для западноевропейской культуры необходимости в этом не было никакой. Все делалось по почину авантюристов...
Что же касается роли личности в истории. История с учетом воздействия великих людей обладает свойством непоправимости. Россия, так как она развивалась в начале XX века, при других лидерах могла бы сейчас занимать то место, которое сейчас занимают США как мировой лидер. А Путин -- он не великий. Может, и слава богу. Кто сказал бы, что император Элий Адриан в Древнем Риме -- великий император? Но он остался в истории как правитель, при котором поздний имперский Рим достиг высокой степени благополучия и относительного покоя на границах.
-- Вас никогда не интересовала природа власти? Чем, скажем, нынешние правители отличаются от прошлых?
-- Власть, конечно, важна. Но это только форма, причем форма, имеющая эстетическое измерение. Одна поездка в Элисту была для меня большим уроком. Мы общались там с братом Самого -- Вячеславом Илюмжиновым. Он меня спросил: знаю ли я, какой первый памятник они в столице Калмыкии поставили? Оказалось, Остапу Бендеру, этому симпатичному трикстеру.
-- Кому?
-- Остап Бендер -- это трикстер, то есть своеобразный культурный герой, который при всей своей имморальности, тем не менее, несет в мир позитивные изменения. И тут я понял суть Илюмжинова и суть новейшей политики вообще. Кирсан Илюмжинов осознал, что уезжать в Рио-де-Жанейро совершенно необязательно. Он сделал Рио здесь. В сущности, он и есть Остап Бендер, который обустроил свою ужасную в смысле климата и внешних условий страну. Это же полупустыня на 90 процентов, вода ужасная, дети болеют. И на этом фоне вдруг: шахматы -- обязательный предмет школе. Потом Сити-чейз, шахматный городок рядом с Элистой. Он стоит среди всяких чахлых и необустроенных мест -- совершенно кукольный городок, чистенький невообразимо. И над ним написано Сити-чейз. И ниже монументально -- Нью-Васюки. И я подумал: каков Кирсан! Нет, чтобы дождаться, когда придет хулиган и нацарапает гвоздиком про Нью-Васюки. Нет, он сам это написал, потому что он сам, будучи национальным лидером, в то же время является таким хулиганом. Вся политика нового поколения обнаруживает план самоиронии; современные политики всегда готовы улыбнуться над собой. Может, оттого, что знают себе цену -- во всех смыслах.
А что касается собственно власти. Главная проблема все-таки это не власть -- это свобода. Весь XX век в России шли эксперименты со свободой. Мы хотели ее завоевать в 1917-м. Но оказалось, что завоевать ее невозможно. Получили еще большую несвободу. Мой пафос в чем? Завоевать свободу нельзя, все эти марши несогласных в том числе, все это -- пустое. (Хотя марши согласных -- было бы еще ужаснее). И даровать свободу сверху тоже нельзя. Это вещь неуловимая. Ее можно только выстрадать внутри себя. Иного не дано.
| Марина Гончаренко |
  ЧИТАЙТЕ в НОМЕРЕ 3
  от 05-02-2007
  В НОМЕРЕ  
Колонка редактора
  СООБРАЖЕНИЯ  
Это просто праздник какой-то
  ВЛАСТЬ  
Вас потряс "Остров"?
Письмо в "Город"
Письмо в "Город"
  СОБЫТИЯ  
Бес Яблока
Петропавловскую крепость отдадут Петербургу
В долгу не останется
Кто ответит за пустой базар
  ПЕРСПЕКТИВЫ  
Кто же нас построит, мы же памятник
  ПРОЦЕССЫ  
Возвращается все, кроме лучших вещей
  ТРУДНОСТИ  
Не читать мне больше интересных книжек
  ПУТЕШЕСТВИЯ  
Полет для небольшого бюджета
  ОПАСЕНИЯ  
Смотрю я на небо и думку гадаю
  КУЛЬТУРА  
Остров Петра и Павла
Жизнь есть сон
  ЛЮДИ  
А у него толчковая - левая
  СПОРТ  
Распорядитель танцев
Бей своих, чтобы чужие боялись
  НЕ ВЫРУБИШЬ!  
Семейная сага
  В СВОЕМ РЕПЕРТУАРЕ  
DVD
CD
Выставки
Кино в прокате
К н и г и
Елена Ваенга: день рождения на четыре тысячи гостей
Перекайти-поле
  ТВ-РЕЙТИНГ  
Из жизни воблы
  В КОНЦЕ  
На этой неделе много лет назад
Погода на неделе

Copyright "ГОРОД" ©2002-2003