ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
 СВЕЖИЙ N
 АРХИВ
 ПОИСК
 О ЖУРНАЛЕ
 ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ
 ПОДПИСКА
       
ГОРОДСКАЯ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ:
01:42:51 11-08-2007
Новые телефоны редакции журнала "Город" - (812) 702-80-56, (812)717-22-88, (812) 717-24-88.
Новый адрес редакции: Санкт-Петербург, Невский пр., 132-16. ...
Читать
15:49:09 14-05-2007
Hа должность главы Контрольно-счетной палаты Петербурга претендуют четыре кандидата
Бюджетно-финансовый комитет (БФК) парламента Петербурга на заседании в понедельник включил в бюллетень для голосования на должность главы Контрольно-счетной палаты четыре кандидатуры. Как говорится ...
Читать
15:46:52 14-05-2007
Вчера в Петербурге открылся первый в России Польский дом
Как передает корреспондент "Интерфакса", в церемонии приняли участие супруги президентов РФ и Польши Людмила Путина и Мария Качиньская. Кроме того, в церемонии приняли участие губернатор Петербурга ...
Читать
15:52:44 22-03-2007
Псковские единороссы хотят делегировать в Совет Федерации Наталью Черкесову
Псковские единороссы намерены делегировать в Совет Федерации жену главы Госнаркоконтроля Виктора Черкесова Наталью, которая в настоящее время возглавляет информационное агентство "Росбалт". Как пишет ...
Читать
18:36:39 15-03-2007
Оксана Дмитриева отказалась от мандата депутата ЗакСа
Депутат Госдумы Оксана Дмитриева, которая входила в первую тройку "Справедливой России" на выборах в петербургский ЗакС, написала в Горизбирком заявление о сложении мандата депутата ЗакСа. После ...
Читать
 
 
 ЛЮДИ 
Слон ты мой упавший
Терри Пратчетт о том, зачем писателям нужны шляпы
Одна из самых продаваемых книжек этого лета -- "Пятый элефант" английского писателя Терри Пратчетта (В "Пятом элефанте" слон непонятно откуда падает на площадь. Вообще ингредиенты этой книги обычны для этого автора: небанальный сюжет, юмор плюс интеллектуальные "фишки"). Приезд кавалера Ордена Британской империи Теренса Дэвида Джона Пратчетта в Петербург и вовсе стал событием в летней жизни Питера. Что же представляет собой создатель волшебного Плоского мира -- придуманной вселенной, населенной ведьмами, оборотнями, вампирами, зомби, говорящими собаками и даже несколькими обычными людьми? Внешне Пратчетт смахивает на простого русского интеллигента. Только живет иначе.

-- Вы много путешествуете, представляя свои книги. Что-нибудь остается в памяти от этих гастрольных турне?
-- Меня интересует что-нибудь этакое. Какие-нибудь странные вещи, истории. Скажем, в Праге мне показали кабак, куда столетия назад дозволялось приходить и выпивать пражскому палачу. Он был неприкасаемым и мог приходить только туда, сидеть только на определенном стуле и за определенным столом. Конечно, когда человек идет в кабак, ему не хочется нечаянно столкнуться там с палачом.
-- А в Петербурге вас что-нибудь заинтересовало?
-- Из Петербурга я бы увез Дом Зингера -- он мне очень понравился. Но увы... Так что увожу четыре книги о русском фольклоре.
-- То есть можно ожидать появления героев с "русской родословной"?
-- Еще не знаю. Но у меня уже есть персонаж, похожий на вашу Бабу Ягу, -- Матушка Ветровоск, ведьма, живущая в избушке на курьих ножках, чтобы ей было удобнее передвигаться по воде.
-- Ваши ведьмы -- весьма колоритные особы. Вы на них отыгрываетесь за весь женский род?
-- Напротив. Думаю, что большинство моих фанов-женщин мечтают быть похожими на них.
-- Вы списывали ведьм с реальных женщин?
-- Единственный персонаж из этой троицы, который я выдумал полностью, -- Матушка Ветровоск. Прототипом нянюшки Янг стала одна моя знакомая пожилая вдова. Она прожила очень тяжелую сложную жизнь, но при этом была невероятно жизнерадостной. И любила выпить. А в основе образа Магратт -- те молодые женщины, которые слишком робки, но очень хотят стать ведьмами, и когда они попадают на вечеринку, то всегда заказывают дорогие напитки с трубочками, а потом подшофе падают на ступеньки. Я бы сказал -- это повзрослевшие хиппи.
-- А женщины, которые воспитали вас?
-- Мама, слава богу, жива. Она в молодости была очень красивой женщиной. И даже сейчас -- ей 85 лет -- она очень красива для своего возраста. А бабуля Пратчетт была невероятно яркой личностью. Маленького роста, очень умная и курившая самолично скрученные сигареты. Я уверен, родись она в другое время и в других социальных условиях, она бы управляла компаниями.
Кстати, в поселке, где я рос, жило очень много женщин, у которых только после вдовства и начиналась настоящая жизнь. Потому что вначале они были чьими-то дочерьми, потом чьими-то женами, потом чьими-то матерями. В них таилась большая сила -- это все были жены фермеров, растившие детей в очень сложные времена. По-моему, женщина вообще показывает себя намного лучше в тяжелых условиях, чем мужчина. Они -- сильнее. Из своего опыта я знаю, что, когда случается какая-то катастрофа, мужчина задает вопрос: "Как же это случилось?!", а женщины: "Как же с этим жить, что делать?"
-- Ваша жена тоже сильный человек?
-- Во многом благодаря Лин я пишу. И ем здоровую пищу. Я умею здорово готовить мясо в горшочке, но жена предпочитает чего-нибудь более вегетарианское. А поскольку мой дедушка был профессиональным садовником, и в нашей семье было принято выращивать овощи, то я до сих пор снабжаю семью овощами. Однажды мне довелось вырастить морковку весом 15 кг. А еще мы держали коз, и даже делали козий сыр. Я бы, пожалуй, и сейчас его мог сделать.
-- В России попробовали чего-нибудь из национального?
-- Омлет с икрой. Уху с водкой. Честно говоря, хотелось бы выпить побольше, чем удалось.
...Кстати, еще о бабуле Пратчетт. Она обожала читать. Я рос на книгах, которые брал с ее полки. Полка была не такая уж и большая, но зато на ней стояли все книги, которые обязательно надо прочитать, например, полное собрание рассказов Герберта Уэллса и Артура Конан Дойла. А бабуля Пратчетт даже и не подозревала, что именно так я получил свое настоящее образование, а не в школе, которую ненавидел.
-- За что же вы ее ненавидели?
-- В средней школе мне казалось все абсолютно бессмысленным. Первые два или три года были просто адскими -- учитель математики никак не мог уразуметь, что я не могу решить квадратные уравнения. Может быть, я бы что-то и понял, в конце концов, если бы нашелся тот, кто потратил бы на меня полчаса и объяснил материал. И при этом не кидался в меня мелом.
-- Сюжеты выуживаете из собственного детства?
-- Мое детство было идеальным. Настолько, что у меня не было никаких детских комплексов. А для писателя это очень плохо -- когда у него не тяжелое детство.
-- Что ж такого идеального могло быть в вашем послевоенном детстве в сельской глуши?
-- Я жил в очень старом коттедже, где не было воды, ванны, туалета и электричества. Папа приносил воду издалека, из колодца, газ покупали в баллонах. А в туалет надо было ходить на улицу -- и в темноте было особенно страшно. По ночам мне что-то нашептывал старый платяной шкаф. И однажды я пожаловался маме: "Я не могу спать! Я слышу, как со мной разговаривает шкаф!" Папа, впечатлительный человек, даром что высококвалифицированный механик (он, только приложив ухо к двигателю, мог сразу понять, в чем проблема), вытащил этот старый скрипучий шкаф на улицу, разрубил его на моих глазах на куски и сжег. А позднее мама узнала, что в этой комнате от астмы умер один пожилой человек.
Еще мама рассказывает -- я этого и не помню, -- что я видел цвета людей. Меня пугали "пурпурные" люди -- я был уверен, что им нельзя доверять. Не то что "коричневым" людям.
-- А сейчас вы видите цвета людей?
-- Нет. Это ушло вместе с детством.
-- Вы же были единственным ребенком в семье?
-- Да. Когда я родился, мама посмотрела на меня и сказала, что ей, пожалуй, этого достаточно. Но на самом деле, в нашей деревне было очень много детей моего возраста, так что у меня было много "братьев" и "сестер". Все мы были предоставлены сами себе. Мы гонялись на велосипедах, разбивали лагеря в лесу Раундхэд (сегодня там меньше деревьев и куда больше колючей проволоки). А любимая игра была взбираться на молодой бук и перепрыгивать, как обезьяны, на соседнее росшее на расстоянии в пяти футов дерево.
-- Значит, вы были спортивным ребенком.
-- Единственный спорт, который я любил, -- это был хоккей.
-- Почему? Это же не английский спорт.
-- Потому что мне дали палку (то есть клюшку. -- Прим. авт). После двух лет регби, в котором меня постоянно били большие дети, это было что-то -- эти большие дети узнали, что нет ничего хуже, чем маленький ребенок с палкой и недовольством.
-- А в кино ходили?
-- Кино было. А вот телевидения нет. Я -- представитель того последнего поколения, которое выросло без TV.
-- В СССР после войны самым популярным киногероем был Тарзан. А вы себя с кем ассоциировали?
-- Был такой герой -- Дэвид Крокетт.
-- Кто это?
-- Такой ковбой с мускулами. О его приключениях был снят фильм, и это было первое массовое помешательство -- все мальчишки хотели быть похожими на ковбоя Крокетта, хотели одеваться, как ковбой Крокетт.
-- Ваша почти ковбойская шляпа родом оттуда?
-- Нет. Если уж я кому и обязан своей шляпой, то это Честертон, потому что я родился в городе, в котором знаменитый писатель жил (Биконсфилд, графство Бекингемпшир. -- Прим. авт.). К тому же очень многие писатели носят шляпы, потому что они лысые. И иногда это просто удобно -- я только где-нибудь сниму шляпу, и меня уже никто не признает. Это такой вид маскировки дзэн.
-- Говорят, ваш первый литературный опыт случился в 13 лет?
-- Да. Было задание написать рассказ, я и написал -- про Дьявола, который решил воспользоваться услугами рекламного агентства, чтобы убедить людей, вдруг переставших идти в ад, идти к черту добровольно. В результате Ад становится парком аттракционов и пользуется большим успехом. За эту работу я получил 20 баллов из 20 возможных (другой так же высоко оцененной в школе моей работой была картина двух борющихся динозавров). Рассказ напечатали в школьном журнале.
-- Боюсь, в советской школе на это не пошли бы.
-- Я и сам удивляюсь, что это произошло. Чуть позже я кое-что подправил в этой истории, заставил мою тетю перепечатать ее на машинке и отправил в журнал "Новая Мировая Научная фантастика". Рассказ был напечатан, я получил свои 14 фунтов. Если бы не этот успех, я, скорее всего, никогда не написал бы ничего. Я бы говорил себе: "парень, это не для тебя".
-- И что вы купили на эти 14 фунтов?
-- В лучших традициях рыночной экономики, первая вещь, которую я сделал, -- это я "уволил" свою тетю и купил подержанную пишущую машинку. Моя мама была столь впечатлена, как я инвестировал деньги в свое будущее, что она заплатила за меня, чтобы я прошел курс печати "слепым методом".
-- И что, с тех пор совсем ручкой не пишете?
-- Я лишь иногда делаю какие-то пометки на бумаге. А сейчас навыки письма от руки у меня и вовсе сводятся к навыкам письма маленького ребенка.
-- Но автографы-то раздаете.
-- Да уж. Я за год подписываю приблизительно десять тысяч книг. Вероятно, книга Пратчетта без этой закорючки, уже стоит больше чем с автографом.
-- Вы отвечаете на письма читателей?
-- Обязательно.
-- Это же так обременительно!
-- О да. Я высчитал, что, отвечая на письма, пишу почти 200 тысяч слов. Это приблизительно два романа.
-- Зачем вам читатели пишут письма -- чего они хотят от вас?
-- В основном они хотят узнать план карты "как дойти до места, где Святая Чаша Грааля". Понимаете? Они задают такие вопросы: а как вы нашли своего издателя? а как быстро вас напечатали? а откуда вы берете свои идеи? Бывает, читатели хотят автора поощрить. Или отчитать. Дети пишут: "Дорогой г-н Пратчетт, я прочитал все ваши книги, вы являетесь моим любимым автором, я делаю доклад по вашим книжкам. Ответьте, пожалуйста, на эти 400 вопросов к пятнице, потому что я должен сдать доклад в понедельник..."
-- И что -- вы отвечаете на эти вопросы?
-- Выбрав двадцать самых интересных. Но в первую очередь я отвечаю на те письма, где карандаш наползает на линейку тетрадного листа, и которые часто сопровождаются картинками.
-- Это когда совсем маленькие дети пишут, что ли?
-- Да. Иногда эти письма содержат самые жесткие вопросы. И -- список всех домашних животных по именам... Есть письма, с самого начала выражающие сомнение, что автор их прочтет. Такое письмо -- испытание веры. Это -- как если бы они поместили сообщение в бутылку и бросили его в море...
-- Но все равно, цена этих ответов: не написанные две книжки в год...
-- Знаете, подростком я написал письмо Толкиену. Наверное, мое письмо было среди сотен или тысяч писем, которые он получал каждую неделю от людей, чьи дети теперь пробуют вести нормальную жизнь, будучи названными Галадриэль или Сианнадэль. Я ничего такого не написал и не задавал никаких вопросов. Просто сказал, что наслаждался его книгой. И Толкиен мне ответил -- он поблагодарил меня и подписал письмо. И я помню, что это значило для меня! Ведь я прочел всю трилогию Толкиена в 13 лет, не отрываясь, за сутки. И, как все его фаны, учил эльфийские руны, рисовал свои собственные карты... Так что, я уверен -- отвечать на письма читателей надо. Я сумел себя убедить, что почта -- это не отвлечение меня от написания нового романа, а своего рода эхо. Такое вот постпродажное обслуживание читателей.
-- Поклонники часто просят сделать с героями то-то и то-то?
-- Вообще-то да. И это проблема -- я не хочу, чтобы меня обвинили в плагиате. Но случается, что кто-то произнесет фразу, которая является толчком в рождении идеи нового романа. Например, однажды мы с моим другом разговаривали о том, во что верят дети. И он сказал: "Интересно, а кто-нибудь задумывался о том, что же зубная фея делает со старыми зубами?" Эта идея стала частью сюжета про Санта-Хрякуса.
-- Чтобы писать, вам нужна какая-нибудь особая творческая атмосфера?
-- Я могу работать где угодно. Поскольку я много лет работал журналистом -- я привык постоянно что-то писать, не дожидаясь озарения. А иначе приходил редактор и орал: почему еще нет текста. А дома я работаю с раннего утра -- никаких тебе звонков, факсов, извещений об НДС и писем фанов. Затем я завтракаю и иду гулять в сад, наблюдаю за своими мухоловками Венеры (это такой хищный насекомоядный цветок. -- Прим. авт.). К работе я возвращаюсь поздно вечером. А ночью иногда выхожу к своей обсерватории.
-- В телескоп смотрите?
-- В 9 -- 10 лет я мечтал стать астрономом -- Космическая Эра тогда только начиналась. Папа сделал треногу для моего телескопа, и я холодными ночами рисовал поверхность Луны. Мне казалось, это и есть -- астрономия. Потом я узнал, что на самом деле быть астрономом -- это сидеть в кабинетах Кембриджа и что-то там рассчитывать с помощью математических формул. Но чисто журналистский интерес ко всему, что касается Вселенной, сохранился у меня до сих пор.
-- Для вас, жившего в доме без газа и туалета, много значат деньги?
-- Я хорошо зарабатываю, и этим наслаждаюсь. Но вообще-то деньги не очень много значат в моей жизни. Понимаете, люди, которые преуспевают в жизни достаточно поздно, они уже имеют определенные привычки. У нас только один дом (это небольшое поместье XVI столетия. С тех пор как наша дочь уехала в Лондон -- она там работает в компьютерном журнале, -- мы с Лин живем в нем вдвоем, за исключением то и дело изменяющегося населения котов), и нам с Лин этого вполне достаточно. Только от того, что у меня есть финансовая возможность, я не думаю, что должен покупать дом в Клостере и учиться ходить на лыжах, тем более что я даже не знаю, где этот Клостер (в Швейцарии. -- Прим. авт.).
| Елена Боброва |
  ЧИТАЙТЕ в НОМЕРЕ 3
  от 05-02-2007
  В НОМЕРЕ  
Колонка редактора
  СООБРАЖЕНИЯ  
Это просто праздник какой-то
  ВЛАСТЬ  
Вас потряс "Остров"?
Письмо в "Город"
Письмо в "Город"
  СОБЫТИЯ  
Бес Яблока
Петропавловскую крепость отдадут Петербургу
В долгу не останется
Кто ответит за пустой базар
  ПЕРСПЕКТИВЫ  
Кто же нас построит, мы же памятник
  ПРОЦЕССЫ  
Возвращается все, кроме лучших вещей
  ТРУДНОСТИ  
Не читать мне больше интересных книжек
  ПУТЕШЕСТВИЯ  
Полет для небольшого бюджета
  ОПАСЕНИЯ  
Смотрю я на небо и думку гадаю
  КУЛЬТУРА  
Остров Петра и Павла
Жизнь есть сон
  ЛЮДИ  
А у него толчковая - левая
  СПОРТ  
Распорядитель танцев
Бей своих, чтобы чужие боялись
  НЕ ВЫРУБИШЬ!  
Семейная сага
  В СВОЕМ РЕПЕРТУАРЕ  
DVD
CD
Выставки
Кино в прокате
К н и г и
Елена Ваенга: день рождения на четыре тысячи гостей
Перекайти-поле
  ТВ-РЕЙТИНГ  
Из жизни воблы
  В КОНЦЕ  
На этой неделе много лет назад
Погода на неделе

Copyright "ГОРОД" ©2002-2003