ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
 СВЕЖИЙ N
 АРХИВ
 ПОИСК
 О ЖУРНАЛЕ
 ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ
 ПОДПИСКА
       
ГОРОДСКАЯ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ:
01:42:51 11-08-2007
Новые телефоны редакции журнала "Город" - (812) 702-80-56, (812)717-22-88, (812) 717-24-88.
Новый адрес редакции: Санкт-Петербург, Невский пр., 132-16. ...
Читать
15:49:09 14-05-2007
Hа должность главы Контрольно-счетной палаты Петербурга претендуют четыре кандидата
Бюджетно-финансовый комитет (БФК) парламента Петербурга на заседании в понедельник включил в бюллетень для голосования на должность главы Контрольно-счетной палаты четыре кандидатуры. Как говорится ...
Читать
15:46:52 14-05-2007
Вчера в Петербурге открылся первый в России Польский дом
Как передает корреспондент "Интерфакса", в церемонии приняли участие супруги президентов РФ и Польши Людмила Путина и Мария Качиньская. Кроме того, в церемонии приняли участие губернатор Петербурга ...
Читать
15:52:44 22-03-2007
Псковские единороссы хотят делегировать в Совет Федерации Наталью Черкесову
Псковские единороссы намерены делегировать в Совет Федерации жену главы Госнаркоконтроля Виктора Черкесова Наталью, которая в настоящее время возглавляет информационное агентство "Росбалт". Как пишет ...
Читать
18:36:39 15-03-2007
Оксана Дмитриева отказалась от мандата депутата ЗакСа
Депутат Госдумы Оксана Дмитриева, которая входила в первую тройку "Справедливой России" на выборах в петербургский ЗакС, написала в Горизбирком заявление о сложении мандата депутата ЗакСа. После ...
Читать
 
 
 ЛЮДИ 
Есть такие партии - Кая и Герды
Чем дорогой композитор отличается от дешевого?
Герои фильма "Агитбригада "Бей врага!"", который уже почти дошел до проката, плывут по сибирской реке и поднимают патриотический дух местного населения. Музыку к этой истории написал Сергей Баневич. Композитор признался "Городу": если бы он распоряжался "Оскарами", то всех бы отдал "Агитбригаде". А если бы Баневич был Питером Дуссманном, то убрал бы помойку от дома, где жил Александр Блок.

-- Вы чаще оперы пишете, а музыка к кино -- это интересно?
-- Вообще-то режиссер Виталий Мельников хотел, чтобы музыку писал Андрей Петров, с ним они сотрудничали на картине "Бедный, бедный Павел". Но смерть Андрея Павловича поменяла планы. Конечно, мне было боязно: такого уровня режиссер, да и смогу ли заменить Петрова. Значит, у меня были дополнительные обязательства сделать это не просто хорошо, а очень хорошо. Другое дело, что каждый режиссер -- человек безумно ревнивый. И если музыки много, если она выходит вперед, они всегда говорят: "Не тяните одеяло на себя".
-- А вы потянули?
-- Скажем, Энио Мориконе или столь же любимый мной Исаак Шварц "заливают" фильм музыкой -- есть такое специфическое американское выражение. Мне нравится этот принцип, и я тоже хотел залить фильм красивой музыкой. Но не тут-то было. Мельников потом сделал соответствующие поправки по поводу моих устремлений. Конечно, было обидно и жалко, что одно не вошло, а другое ушло куда-то на такой план, на котором его уже не слышно и не видно. Но, тем не менее, мне все-таки что-то удалось, а работать с таким режиссером все равно счастье. Хотя с трудом представляю, что на фильм с названием "Агитбригада "Бей врага!"" публика бросится покупать билеты. У меня было даже дерзкое предложение назвать его "Военная баркарола сорок четвертого". То есть песнь на воде, потому что все действие происходит на воде. Но мне возразили, что слово "баркарола" менее известно, чем агитбригада. И предложение отклонили.
-- Виктор Сухоруков, исполнитель главной роли, сказал, что это хорошее доброе советское кино для тех, кому надоела чернуха-порнуха.
-- Если бы я распоряжался "оскарами", то обязательно бы отдал их Мельникову и Сухорукову, потому что он бесподобно сыграл контуженого милиционера. Его роль, может быть, приближается по силе к "Отцу солдата". Из литературных источников -- к образу Платона Каратаева. Самое главное -- величайшая доброта и милосердие этого человека. Он в конце картины говорит: "А что вы печалитесь? Что носы повесили? Дальше Сибири все равно не пошлют". Ему отвечают -- дескать, зубы выпадут, цинга. -- "Ничего, золотые вставим". То есть мы увидим небо в алмазах. Такая русская-русская легенда. После того как фильм показали на Московском кинофестивале, мне позвонила Вера Глаголева и сказала: "Ну, это класс". Но для меня создатели "Агитбригады" -- счастливейшее исключение, потому что все остальные кинодеятели, с кем имеешь дело, наводят ужас. Никому в голову ни придет, какие договоры приходится подписывать с продюсерами. Совершенно в духе хижины дяди Тома.
-- Денег мало?
-- Да при чем тут деньги? Дело не в этом. Например, я подписываю договор -- а мне ничего не остается делать -- и там есть такой пункт: фирма продюсера вправе отказаться от услуг композитора на любом этапе работы над фильмом без объяснения причин и без выплаты вознаграждения. А то, что указывается в договоре, -- условная сумма. Мы договариваемся, что я вам плачу три рубля. А если вы спорите, то вам сразу эти три рубля дают и указывают на дверь.
-- Но от ваших услуг до сих пор не отказывались?
-- От моих не отказывались, но от услуг десятков моих коллег -- да, а это для меня все равно что от моих. Есть же все-таки понятия корпоративного братства. А если даже их нет, то все равно надо делать вид, что они существуют. Вот, к слову, я был на спектакле "Три мушкетера" и читал какую-то разнузданную рецензию в вашем журнале, даже лично знаю автора -- остроумного одаренного человека. Воздержусь от каких-либо оценок по поводу оперы. Но хочу только твердо сказать одно: так писать рецензии нельзя.
Но это еще не все про продюсеров. Они внедрили в договор такой пункт: композитор обязуется выполнить работу на высоте всех своих возможностей, однако окончательное слово в вопросах вкуса, эстетики кино остается за продюсером.
-- То есть продюсер всегда прав?
-- Да, если он хочет, чтобы прозвучала "Мурка" или одна блатная песня на весь фильм, то так и будет. А чиновники от культуры теперь говорят театрам: "Хотите что-нибудь поставить, ищите спонсоров". А тем легче поставить "Веселую вдову" и что-нибудь еще, где не нужно платить композитору. И публика будет ходить -- зачем ей эти ваши эксперименты, оперы. Это, знаете, похоже на ситуацию с войной, когда женщины мало рожали. Тогда, может быть, не так заметно было. А прошло лет 17 лет и на призывных пунктах хватились -- служить-то некому. Так вот и здесь через сколько-то лет спросят: слушайте, а где тогдашние композиторы? Почему не писали оперы, балеты? Может, чума их скосила или другая какая напасть? Государственные агентства имеют серьезные деньги, но платить за искусство не хотят. В скобочках имеется в виду: чем человек больше страдает, тем он лучше музыку пишет.
-- Продюсеры тоже так считают?
-- Они берут тех, кто помоложе. Ну, конечно, мы уже товар залежалый -- пересортица. Вот сижу я однажды в кабинете продюсера. И еще композитор молодой -- скорее всего, не знающий нот, но владеющий компьютерными технологиями. И продюсер мне говорит: "Вы для нас дороговатый композитор. Оркестр вам надо. Мы, наверное, все-таки этого вашего коллегу возьмем -- он на компьютере все сделает, и никаких проблем". И верно: у него заготовки, диски, файлы. Все на птичьем языке, быстро, шустро. А я сижу и представляю себя хирургом, который получил профессиональное образование и кое-что в этом деле смыслит. Вижу, что у больного перитонит -- ему надо немедленно делать операцию, иначе помрет. А этот мальчик, знахарь, руками машет: "О, это ерунда. Надо чеснок вставить в ухо и красной веревочкой перевязать второй палец". Уходит драгоценное время, больной умирает. Вот и сериал будут смотреть и плеваться.
-- И все-таки, должен композитор страдать, чтобы написать хорошую музыку?
-- Это злая легенда -- что художник должен непременно страдать и мучиться, тогда он напишет нечто особенное. Пушкин, например, считал, что несчастье -- это хорошая школа для человека, но счастье -- лучший университет.
Понимаете, я прихожу в Филармонию, сажусь в зал. Звучит, допустим, третья симфония Малера в блестящем исполнении. Знаю, что в жизни Малер много страдал и ждал смерти. А я сижу как потребитель и наслаждаюсь. Как на устрицу капают лимоном для того, чтобы она была более вкусная. А что испытывает при этом устрица, никого не волнует. А может, и не нужно гениальной музыки такой ценой? Другое дело, что человек должен получить некий опыт. "Пустому" автору труднее догадаться и написать что-то точно. Но для этого не нужно, чтобы ему без наркоза отрезали ноги и вырывали зубы. Здесь другое. После смерти матери я написал "Арии из ненаписанных опер" по любимым произведениям, в том числе по "Цинковым мальчикам" Алексиевич. Может быть, какие-то силы меня наказали за то, что приоткрыл дверь, которую нельзя приоткрывать. Не спросясь этих родителей, написал арию матери, у которой в Афганистане погиб сын. У меня наступили страшные годы -- лишился квартиры, чуть не стал бомжом. В общем, нахлебался. Помогло ли это мне писать музыку в дальнейшем? Нет, помогло только терпеть.
-- Что именно терпеть?
-- Очереди в собесе, например -- ничего, я-то выдержу. Но когда вижу, какие в коридорах беспомощные старики сидят, становится совсем худо. Помочь я им никак не могу, а видеть это невозможно. Моя любимая писательница Татьяна Москвина очень точно определила: к ним относятся как к дожителям. И "скорая" к человеку за 80 не поедет, и медсестра в больнице не подойдет. А оттого что на улицах вовсю фасады красят, эти люди счастливее не становятся.
-- Но ведь по большому счету хорошо, что красят?
-- Когда Анна Каренина у Толстого надевает новое платье, она думает -- а зачем? Если он не полюбил меня в старом, неужели полюбит в новом? Да, город можно подсветить, раскрасить, побелить, позолотить все купола, и это будет прекрасно. Но кто позаботится о его душе, а ведь о ней даже книги писали? Помните, у Блока -- "дай нам руку в непогоду, помоги в немой борьбе". Вероятно, это и есть немая, незримая борьба не за позолоту, а за душу города. Нужно, чтобы он всегда оставался любимым, потому что многие люди, которые здесь живут, его не любят. При этом нам говорят о перспективе, о возрождении культуры. Но не будем забывать, что на Вагнера ходит 0,0001 процента жителей города, Филармонию тоже посещает ничтожный процент.
-- А небоскреб на Охте тоже не сделает людей счастливее?
-- Если бы он решил эту проблему, я бы туда флаг повесил и цветы бы к подножию носил. Понимаете, здесь близкая параллель с мыслью о том, что красивое рождает доброе. Я всю жизнь думал об этом и понял, что эта теория Кабалевского изящна, но весьма далека от истины. На самом деле, доброе рождает красивое. Более того, я, будучи музыкантом, уверен, что книги больше могут сделать для становления человека, нежели музыка. Музыка никуда не денется -- она будет существовать сама по себе, как пение птиц. Но незнание великой литературы -- настоящее бедствие. Я-то в трудную минуту могу открыть "Детство. Отрочество. Юность" Толстого и умирать от восторга. У меня даже написана концертная опера "Сцены из жизни Николеньки Иртеньева".
-- Умные люди вас в свое время предупреждали: не ходи в детские композиторы -- не будет ни славы, ни денег. Правы оказались?
-- Они не ошибались, но здесь ситуация осложнилась другим. Все поменялось -- и дети, и общество. Конечно, я могу, как городской сумасшедший, выходить на улицу и петь "То березка, то рябина". Тем более что у меня Пряжка напротив дома -- место страшно удобное. Буду собирать вокруг себя сочувствующих и таким образом учить детей родину любить. Но этот путь весьма непродуктивный. Потому что мальчиков, которые пели мою песню "Солнышко проснется, мама улыбнется", это ни от чего не уберегло. В школе нет предмета, где говорят, что человек должен быть добрым. Если бы я был министром образования, я бы сказал: господа учителя, возьмите денег -- сколько нужно. У вас есть 11 лет, пускай ваши дети даже путают Рейн с Камой, а Владивосток с Магаданом, у вас одна главная задача -- отговорить своих учеников от любого зла.
-- Ваша "История Кая и Герды" побила рекорды долголетия детской оперы. Как думаете, она еще поживет в каком-нибудь театре?
-- Да я как-то не думаю об этом. В Мариинке она прошла больше 150 раз, потом ее возобновили, а потом декорации сгорели. Ее ставили во Владикавказе, Киеве, Перми, в Театре Консерватории. Когда оперу писал, это как вспышка была. 79-й год, разгар войны в Афганистане, никаких надежд. Казалось, эта власть не закончится никогда. Убежать от жизни можно было в сказку, историю про Кая и Герду нам удалось рассказать вопреки всеобщей политической ангажированности. И очень сильно в этом помог Темирканов. Когда выделяли деньги на постановки, он сказал: "Отдайте детям все". Там делали роскошные костюмы, бисером вышивали. Опера имела такой успех, что овации длились по 15 -- 20 минут.
-- Будете еще детские оперы писать?
-- Театрам они не нужны, теперь в моде "властелины колец", "гарри поттеры". Несколько лет назад меня пригласило руководство Малого оперного -- там хотели поставить балет "Дюймовочка". И главный режиссер мне сказал: "Зная вас, мы даже не будем слушать ни единой ноты вашей музыки. Вы только достаньте деньги на постановку. И мы сразу же все поставим". Разумеется, денег мне никто и не думал давать. А в случае с "Тремя мушкетерами" получилось все, как по писаному. И деньги автор нашел, и ни одной ноты не послушали -- сразу поставили. Так что видите -- небо в алмазах все же существует. Хотя, по правде говоря, не всегда и не для всех.
Меня сейчас больше другое волнует. Судьба и добрые люди сделали так, что я переехал в район, в котором провел детство. И вот теперь живу рядом с домом Блока. Каждый день прохожу мимо этого углового дома, где он умер во втором этаже. И вижу, как практически под окнами, буквально в пяти метрах, стоит помойка. Знаю, что этот район обслуживает загадочный человек Питер Дуссманн. Все коммунальные заявки мы адресуем его конторе, я даже знаю, как правильно пишется его фамилия. Если бы я с ним встретился, я бы его спросил: "Дорогой Питер! Поставил бы ты под окнами Гете или Шиллера помойку? Или все-таки у тебя было бы какое-то угрызение совести, или хотя бы страх перед полицией?" И если бы он мне ответил, я бы примирился со многими вещами.
| Ирина Начарова |
  ЧИТАЙТЕ в НОМЕРЕ 3
  от 05-02-2007
  В НОМЕРЕ  
Колонка редактора
  СООБРАЖЕНИЯ  
Это просто праздник какой-то
  ВЛАСТЬ  
Вас потряс "Остров"?
Письмо в "Город"
Письмо в "Город"
  СОБЫТИЯ  
Бес Яблока
Петропавловскую крепость отдадут Петербургу
В долгу не останется
Кто ответит за пустой базар
  ПЕРСПЕКТИВЫ  
Кто же нас построит, мы же памятник
  ПРОЦЕССЫ  
Возвращается все, кроме лучших вещей
  ТРУДНОСТИ  
Не читать мне больше интересных книжек
  ПУТЕШЕСТВИЯ  
Полет для небольшого бюджета
  ОПАСЕНИЯ  
Смотрю я на небо и думку гадаю
  КУЛЬТУРА  
Остров Петра и Павла
Жизнь есть сон
  ЛЮДИ  
А у него толчковая - левая
  СПОРТ  
Распорядитель танцев
Бей своих, чтобы чужие боялись
  НЕ ВЫРУБИШЬ!  
Семейная сага
  В СВОЕМ РЕПЕРТУАРЕ  
DVD
CD
Выставки
Кино в прокате
К н и г и
Елена Ваенга: день рождения на четыре тысячи гостей
Перекайти-поле
  ТВ-РЕЙТИНГ  
Из жизни воблы
  В КОНЦЕ  
На этой неделе много лет назад
Погода на неделе

Copyright "ГОРОД" ©2002-2003