ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
 СВЕЖИЙ N
 АРХИВ
 ПОИСК
 О ЖУРНАЛЕ
 ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ
 ПОДПИСКА
       
ГОРОДСКАЯ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ:
01:42:51 11-08-2007
Новые телефоны редакции журнала "Город" - (812) 702-80-56, (812)717-22-88, (812) 717-24-88.
Новый адрес редакции: Санкт-Петербург, Невский пр., 132-16. ...
Читать
15:49:09 14-05-2007
Hа должность главы Контрольно-счетной палаты Петербурга претендуют четыре кандидата
Бюджетно-финансовый комитет (БФК) парламента Петербурга на заседании в понедельник включил в бюллетень для голосования на должность главы Контрольно-счетной палаты четыре кандидатуры. Как говорится ...
Читать
15:46:52 14-05-2007
Вчера в Петербурге открылся первый в России Польский дом
Как передает корреспондент "Интерфакса", в церемонии приняли участие супруги президентов РФ и Польши Людмила Путина и Мария Качиньская. Кроме того, в церемонии приняли участие губернатор Петербурга ...
Читать
15:52:44 22-03-2007
Псковские единороссы хотят делегировать в Совет Федерации Наталью Черкесову
Псковские единороссы намерены делегировать в Совет Федерации жену главы Госнаркоконтроля Виктора Черкесова Наталью, которая в настоящее время возглавляет информационное агентство "Росбалт". Как пишет ...
Читать
18:36:39 15-03-2007
Оксана Дмитриева отказалась от мандата депутата ЗакСа
Депутат Госдумы Оксана Дмитриева, которая входила в первую тройку "Справедливой России" на выборах в петербургский ЗакС, написала в Горизбирком заявление о сложении мандата депутата ЗакСа. После ...
Читать
 
 
 БЫЛОЕ 
Происки и прииски
могли ли артели старателей сделать СССР Китаем?
Вадим Туманов всю жизнь добывал золото. Он считает, что методы его артели использовал Дэн Сяопин -- в результате Китай совершил экономическую революцию. В России старательский опыт Туманова оказался не слишком востребованным. 1 сентября создателю первой в СССР артели старателей исполнилось 80.

-- Что чувствуете сейчас -- удовлетворение от прожитого?
-- Мне особенно радоваться нечему. Что ощущаю от жизни? Перестройка и реформы принесли мне одни неприятности. Я зарабатывал в два раза больше, чем рабочий артели, а рабочий получал в два раза больше первого секретаря обкома. Власти не знали, что с нами делать. Но мы были не одни такими -- в системе Министерства цветной металлургии уже работала целая отрасль таких артелей, первую из которых я организовал в 1957 году. При этом мы перевыполняли план не на три-пять процентов, как от нас требовали, а в разы. Артели были производительнее, чем государственные предприятия. Я как-то поинтересовался: сколько же золота добыли артели с 1956 по 2002 год? Оказалось, больше трех тысяч тонн.
-- Вы занимались только золотом?
-- До и после перестройки мы уже добывали не только золото, но вольфрам, платину, олово, начали строить дороги, аэропорты. Не знаю, сам ли Дэн Сяопин додумался, но методы нашей артели стали применять в Китае, а потом и на Тайване, в Монголии. Но при Горбачеве удушили наш кооператив "Печора", а потом и Гайдару наш метод пришелся не по душе, и нас отодвинули от добычи золота.
Я предлагал губернатору Республики Коми Спиридонову освоить Тиманское месторождение бокситов. До этого бокситы ввозили в СССР из Гвинеи и Австралии на два миллиарда долларов, имея собственное месторождение, которое оценивалось в 200 миллиардов долларов!
-- И что?
-- Почти год ушел на то, чтобы Ленинградский институт ВИАМИ подготовил документы по нему. Когда они были готовы, мне позвонил секретарь Совета безопасности Скоков и попросил прислать их ему. Как я мог отказать такому лицу? Послал документы. Радовался как ребенок -- наконец-то! Ответа ждал неделю, вторую, третью... А потом узнал, что это месторождение Скоков отдал Кахе Бендукидзе, который спустя некоторое время передал Вексельбергу. Сейчас оно принадлежит Дерипаске.
Я стал предлагать разработку известного мне месторождения Сухой Лог. Там можно было добывать по 50 тонн золота ежегодно. Но Сухой Лог отдали австралийской фирме, которая вообще никогда не прикасалась к золоту. Они так ничего там и не сделали. Покровское месторождение, которые опять-таки я знал и предлагал разработать, отдали английской фирме. В общем, все, что предлагал, тут же отдавали другим.
Так чему же мне радоваться сегодня? Мой коллектив, прошедший страну от Колымы до Республики Коми, сегодня вынужден работать на субподряде.
У нас постоянно кричат: "Надо строить дороги! Надо строить дороги!" Может быть, кому-то и надо поучиться этому, но только не нам. Мне кажется, кому-то надо поучиться работать у старателей.
-- Так, наверное, потому отдавали месторождения, что западные специалисты работать умеют лучше наших.
-- Кстати, я сам тоже академик Международной академии минеральных ресурсов (смеется). Но в отличие от других я не покупал это звание... У меня в артели работали десятки тысяч людей разных национальностей. Работали они не день, а десятилетия, и Кембриджей не кончали. Могу сказать, что те, кто говорит, что у нас люди хуже, несут чушь. У нас прекрасные люди. Они могут быть настоящим образцом. Дураков у нас не больше, чем на Западе. А вот нищих сегодня больше.
-- То есть в наших людях вы никогда не разочаровывались?
-- Нет. Но я никогда и не был очарован людьми.
-- А как же все эти старатели -- люди не самого легкого нрава -- вас слушались?
-- Я был первым среди равных.
-- Сейчас пришло новое поколение менеджеров. К ним вы как относитесь?
-- Никак. Мне вспоминаются директора крупных предприятий, стыдливо отводящие глаза при вопросе о зарплате: "Коммерческая тайна..." Этакие скромные трудоголики с немыслимыми доходами.
-- А ваши артели разве не были попыткой заработать хорошие деньги?
-- Я искал вариант найти себя -- не хотел возвращаться к прошлому, к лагерю. Первое, что я почувствовал после смерти Сталина, что я могу выбраться из лагеря и поскорее освободиться. Когда артель была создана, я переругался со многими геологами, потому что мы предлагали совершенно другие методы работы, пусть это нескромно прозвучит -- более эффективные. В итоге государство получало больше золота. Нас потом всегда направляли на самые трудные и богатые шахты.
-- И когда было лучше -- в советское время или сейчас, когда свободы уже всяко больше?
-- Что значит быть свободным сегодня? Сегодня есть вседозволенность. В нашей артели было железное правило -- можно все, кроме того, что нельзя.
-- А что было нельзя?
-- Нельзя залезать на чистую кровать с грязными ботинками. Нельзя здоровому отталкивать малосильного. Нельзя делать то, что запрещено в десяти заповедях.
Но если бы наше государство само жило по тем законам, которые требует соблюдать своих граждан! Что же получается -- того, кто украл две курицы, сажают на пять лет, а кому-то непонятно как отдают в собственность непонятно каким образом целые заводы с городами. Один мой знакомый лагерник -- отсидевший, кстати, 54 года -- сказал мне незадолго до смерти: "Ну что, Вадим, как тебе нынешний беспредел? Вот страну сотворили -- вся какая-то заблатненно-верующая!"
-- А вы разве не верующий?
-- Наверное, Бог есть. Я очень хотел бы, чтобы он был, но мне многое непонятно.
В 1949 году я пришел этапом в лагерь на Колыму. Там был поселок с покосившимися домами, в них жили люди. Они видели, как сотни тысяч людей разных национальностей и разные вероисповеданий гнали те, кто не верил ни в одного бога. Кстати, пятьдесят лет спустя, в 1999-м, с журналистами из Германии мы прошли по местам, где были лагеря, и оказалось, что тот поселок сохранился, в нем до сих пор живут люди.
-- Гоголь, как известно, считал, что у России две беды -- дороги и дураки. У вас другие подсчеты?
-- Я не согласен с Гоголем. Чтобы решить проблему дорог в России, нужно три-четыре года. А дураков везде хватает.
Наша беда в том, что к власти пришел Ельцин. Весь мир не сможет мне доказать, что я не прав. Я хорошо его знал по делам в Свердловске, где он был первым секретарем обкома. Моя артель работала в Свердловской области при нем. Если власть дается от Бога, то что же он был так сердит на нас, послав нам Ельцина. Ельцин -- это горе и несчастье. Имея такой народ, как наш, и столько богатств, эта страна должна была жить по-другому.
-- Вы написали книгу о своей жизни -- о колымских лагерях, о своей дружбе с Высоцким. Но, говорят, многое обошли молчанием.
-- Да, многое выбросил из книги и жалею об этом. Вообще про лагерь писать не хотел, но от этих воспоминаний не избавиться.
-- Вы дружили с Высоцким. За время, прошедшее с его смерти, многие уже рассказали о его отношениях с женщинами, о наркотиках и алкоголе...
-- Это отвратительная тема! Уверен, что многие, кто говорит об этом, не знали его.
-- А вы знали его другим?
-- Иногда он очень болезненно реагировал на чужие поступки. Например, на поведение режиссера, который пригласил его на главную роль в "Земле Санникова". Когда власти не утвердили Высоцкого на роль, этот режиссер не решился отстаивать собственный выбор.
А как-то раз мы пошли с ним в ювелирный магазин на Арбате, он до сих пор работает -- напротив Вахтанговского театра. Мы пришли чуть раньше, магазин был закрыт на обеденный перерыв, до открытия оставалось несколько минут. Мимо проходило двое парней, один спросил у нас прикурить. Володя вынул зажигалку, зажег ее и протянул. Парень узнал его и почему-то стал хамить: "А, так это ты, Высоцкий!.. А ты чего не здороваешься?" Володя мгновенно той же рукой с зажигалкой врезал ему в челюсть, и парень свалился на тротуар.
-- И что было дальше?
-- Открыли двери магазина, и мы ушли.
-- Вы бы что-нибудь изменили в своей прошлой жизни, если бы была возможность менять?
-- Наверное, все бы изменил.
-- Как? Всю жизнь?
-- Да. В моем возрасте люди смотрят на то, что не получилось, с улыбкой и пожимают плечами, не понимая: почему случилось так, а не так. Я жалею, что не увидел того, что хотел, -- видеть страну счастливой. Мы были без пяти минут от прекрасного. Мы сидели на горе золота и просили взаймы сотни миллионов долларов.
-- То есть жизнь не удалась?
-- Жизнь прошла. Удалась или не удалась -- разберутся другие. Особой радости у меня нет.
-- А что-нибудь из намытых тонн золота у вас осталось.
-- А зачем мне оно?

Досье

Вадим Туманов родился 1 сентября 1927 года. Осенью 1948 года, когда Туманов был третьим штурманом парохода "Уралмаш" на Дальнем Востоке, его арестовали, предъявив обвинение по трем пунктам 58-й статьи: шпионаж, террор, антисоветская агитация. Восемь лет он провел в лагерях на Колыме. С 1957 года Туманов организовал множество старательских артелей, добывавших золото на Колыме, в Якутии, на Охотском побережье, в Приморском крае, Сибири и на Урале.
| Андрей Морозов |
  ЧИТАЙТЕ в НОМЕРЕ 3
  от 05-02-2007
  В НОМЕРЕ  
Колонка редактора
  СООБРАЖЕНИЯ  
Это просто праздник какой-то
  ВЛАСТЬ  
Вас потряс "Остров"?
Письмо в "Город"
Письмо в "Город"
  СОБЫТИЯ  
Бес Яблока
Петропавловскую крепость отдадут Петербургу
В долгу не останется
Кто ответит за пустой базар
  ПЕРСПЕКТИВЫ  
Кто же нас построит, мы же памятник
  ПРОЦЕССЫ  
Возвращается все, кроме лучших вещей
  ТРУДНОСТИ  
Не читать мне больше интересных книжек
  ПУТЕШЕСТВИЯ  
Полет для небольшого бюджета
  ОПАСЕНИЯ  
Смотрю я на небо и думку гадаю
  КУЛЬТУРА  
Остров Петра и Павла
Жизнь есть сон
  ЛЮДИ  
А у него толчковая - левая
  СПОРТ  
Распорядитель танцев
Бей своих, чтобы чужие боялись
  НЕ ВЫРУБИШЬ!  
Семейная сага
  В СВОЕМ РЕПЕРТУАРЕ  
DVD
CD
Выставки
Кино в прокате
К н и г и
Елена Ваенга: день рождения на четыре тысячи гостей
Перекайти-поле
  ТВ-РЕЙТИНГ  
Из жизни воблы
  В КОНЦЕ  
На этой неделе много лет назад
Погода на неделе

Copyright "ГОРОД" ©2002-2003