ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
 СВЕЖИЙ N
 АРХИВ
 ПОИСК
 О ЖУРНАЛЕ
 ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ
 ПОДПИСКА
       
ГОРОДСКАЯ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ:
01:42:51 11-08-2007
Новые телефоны редакции журнала "Город" - (812) 702-80-56, (812)717-22-88, (812) 717-24-88.
Новый адрес редакции: Санкт-Петербург, Невский пр., 132-16. ...
Читать
15:49:09 14-05-2007
Hа должность главы Контрольно-счетной палаты Петербурга претендуют четыре кандидата
Бюджетно-финансовый комитет (БФК) парламента Петербурга на заседании в понедельник включил в бюллетень для голосования на должность главы Контрольно-счетной палаты четыре кандидатуры. Как говорится ...
Читать
15:46:52 14-05-2007
Вчера в Петербурге открылся первый в России Польский дом
Как передает корреспондент "Интерфакса", в церемонии приняли участие супруги президентов РФ и Польши Людмила Путина и Мария Качиньская. Кроме того, в церемонии приняли участие губернатор Петербурга ...
Читать
15:52:44 22-03-2007
Псковские единороссы хотят делегировать в Совет Федерации Наталью Черкесову
Псковские единороссы намерены делегировать в Совет Федерации жену главы Госнаркоконтроля Виктора Черкесова Наталью, которая в настоящее время возглавляет информационное агентство "Росбалт". Как пишет ...
Читать
18:36:39 15-03-2007
Оксана Дмитриева отказалась от мандата депутата ЗакСа
Депутат Госдумы Оксана Дмитриева, которая входила в первую тройку "Справедливой России" на выборах в петербургский ЗакС, написала в Горизбирком заявление о сложении мандата депутата ЗакСа. После ...
Читать
 
 
 НЕ ВЫРУБИШЬ 
Демисезонный детектив "Преемник"
можно ли правила написания детектива применить к правилам выбора преемника
Политический сезон начался бурно и вместе с тем таинственно -- как хороший детектив. Или как детектив с хорошим концом? Печатается этот детектив с продолжением, и потерпеть с разгадкой нам предложено до середины марта. Причем как минимум. Однако существуют "20 правил классического детектива", сформулированные еще в 1928 году С. С. Ван Дайном, -- и они могут послужить читателю (в нашем случае -- избирателю) недурным ориентиром.

Правда, для начала придется проделать с "Правилами..." рискованную редактуру, всякий раз заменяя слово "преступник" словом "преемник". Мы проделаем это (и внесем еще несколько мелких правок) мысленно -- и, разумеется, со всей деликатностью, чтобы не сказать осторожностью.
Итак, что же пишет Ван Дайн?
1. Читатель должен иметь равные с сыщиком возможности для разгадки тайны преступления. Все ключи к разгадке должны быть ясно обозначены и описаны.
Сыщик у нас, понятно, президент. (И автор романа тоже.) Наши возможности "разгадки тайны", мягко говоря, редуцированы. Получается: или сам Путин пока не знает имени преемника, или -- этот детектив неклассический.

2. Читателя нельзя умышленно обманывать или вводить в заблуждение, кроме как в тех случаях, когда его вместе с сыщиком по всем правилам честной игры обманывает преступник.
Возникают вопросы -- и к сыщику, и к потенциальным преемникам, и к их кукловодам.

3. В романе не должно быть любовной линии. Речь ведь идет о том, чтобы отдать преступника в руки правосудия, а не о том, чтобы соединить узами Гименея тоскующих влюбленных.
С любовной линией -- точнее, ее отсутствием, у нас, слава богу, все в порядке. Если, конечно, не считать дачный кооператив "Озеро" брачной конторой.

4. Ни сам сыщик, ни кто-либо из официальных расследователей не должен оказаться преступником.
То есть третий срок все-таки исключен? Или все-таки перед нами неклассический детектив?

5. Преступник должен быть обнаружен дедуктивным путем -- с помощью логических умозаключений, а не благодаря случайности, совпадению или немотивированному признанию. Ведь, избирая этот последний способ разгадки тайны преступления, автор вполне сознательно направляет читателя по заведомо ложному следу, а когда тот возвращается с пустыми руками, преспокойно сообщает ему, что разгадка все время лежала у него, автора, в кармане. Такой автор ничем не лучше любителя примитивных розыгрышей.
Без комментариев.

6. В детективном романе должен быть детектив, а детектив только тогда детектив, когда он выслеживает и расследует. Его задача состоит в том, чтобы собрать улики, которые послужат ключом к разгадке и в конечном счете укажут на того, кто совершил это низкое преступление в первой главе. Детектив строит цепь своих умозаключений на основе анализа собранных улик, а иначе он уподобляется нерадивому школьнику, который, не решив задачу, списывает ответ из конца задачника.
Прямое указание на главу финансового мониторинга и нынешнего премьер-министра, но не без упрека автору демисезонного детектива "Преемник".

7. Без трупа в детективном романе просто не обойтись, и чем натуралистичней этот труп, тем лучше. Только убийство делает роман достаточно интересным. Кто бы стал с волнением читать три сотни страниц, если бы речь шла о преступлении менее серьезном! В конце концов, читатель должен быть вознагражден за беспокойство и потраченную энергию.
Остается надеяться на то, что речь в нашем случае идет исключительно о политическом трупе, -- правда, не об одном, а (как нам уже намекнули) -- о четырех-пяти как минимум! А так -- мысленно замените "сотни страниц" на "годы второго срока", "преступление" на "престолонаследование" -- и вперед, в дамки!

8. Тайна преступления должна быть раскрыта сугубо материалистическим путем. Совершенно недопустимы такие способы установления истины, как ворожба, спиритические сеансы, чтение чужих мыслей, гадание с помощью "магического кристалла" и т. д. и т. п. У читателя есть какой-то шанс не уступить в сообразительности детективу, рассуждающему рационалистически, но, если он вынужден состязаться с духами потустороннего мира и гоняться за преступником в четвертом измерении, он обречен на поражение ab initio [с самого начала (лат.)].
То есть политологам самое время повесить бутсы на гвоздик. В полном соответствии с общественным мнением последних недель.

9. Должен быть только один детектив, то бишь только один главный герой дедукции, лишь один deus ex machina ["Бог из машины" (лат.)]...
Ну, и Путиных у нас, знаете ли, не двадцать пятеро.

10. Преступником должен оказаться персонаж, игравший в романе более или менее заметную роль, то есть такой персонаж, который знаком и интересен читателю.
Неклассический у нас детектив, ох, какой неклассический. Вот, разве что, в президенты все-таки рванет Андрей Луговой!

11. Автор не должен делать убийцей слугу. Это слишком легкое решение, избрать его -- значит уклониться от трудностей. Преступник должен быть человеком с определенным достоинством -- таким, который обычно не навлекает на себя подозрений.
Ну, а где их взять, чтобы и с достоинством, и не слуги?

12. Сколько бы ни совершалось в романе убийств, преступник должен быть только один. Конечно, преступник может иметь помощника или соучастника, оказывающего ему кое-какие услуги, но все бремя вины должно лежать на плечах одного человека. Надо предоставить читателю возможность сосредоточить весь пыл своего негодования на одной-единственной черной натуре.
Сильный выпад против "двух партий власти". Да и против обоих "полупреемников" тоже.

13. В детективном романе неуместны тайные бандитские общества, всякие там каморры и мафии. Ведь захватывающее и по-настоящему красивое убийство будет непоправимо испорчено, если окажется, что вина ложится на целую преступную компанию. Разумеется, убийце в детективном романе следует дать надежду на спасение, но позволить ему прибегнуть к помощи тайного общества -- это уже слишком. Ни один первоклассный, уважающий себя убийца не нуждается в подобном преимуществе.
Кроме упомянутых Ван Дайном есть еще слово "хунта", но Ван Дайну (или его переводчику) оно, видимо, не знакомо.

14 -- 15. Способ убийства и средства раскрытия преступления должны отвечать критериям рациональности и научности... В любой момент разгадка должна быть очевидной -- при условии, что читателю хватит проницательности разгадать ее.
То есть выборы должны быть честными, демократическими и, безусловно, альтернативными. Не больно ли много? Но ведь и нас, проницательно указавших на неизбежность третьего срока, -- немало!

16. В детективном романе неуместны длинные описания, литературные отступления на побочные темы, изощренно тонкий анализ характеров и воссоздание "атмосферы". Все эти вещи несущественны для повествования о преступлении и логическом его раскрытии. Они лишь задерживают действие и привносят элементы, не имеющие никакого отношения к главной цели, которая состоит в том, чтобы изложить задачу, проанализировать ее и довести до успешного решения. Разумеется, в роман следует ввести достаточно описаний и четко очерченных характеров, чтобы придать ему достоверность.
В пункте No 16 сформулирована задача ТВ: круглосуточно работать над мозгами электората, не злоупотребляя рекламными паузами.

17. Вина за совершение преступления никогда не должна взваливаться в детективном романе на преступника-профессионала. Преступления, совершенные взломщиками или бандитами, расследуются управлениями полиции, а не писателями-детективщиками и блестящими сыщиками-любителями. По-настоящему захватывающее преступление -- это преступление, совершенное столпом церкви или старой девой, известной благотворительницей.
Со столпом церкви Ван Дайн, понятно, погорячился. А вот "известная благотворительница" (правда, не старая дева, а жена и мать) входит в шорт-лист главных подозреваемых.

18. Преступление в детективном романе не должно оказаться на поверку несчастным случаем или самоубийством. Завершить одиссею выслеживания подобным спадом напряжения -- значит одурачить доверчивого и доброго читателя.
То есть при переходе к парламентской республике или самодержавной монархии все равно не обойтись без нарушения Конституции!

19. Все преступления в детективных романах должны совершаться по личным мотивам. Международные заговоры и военная политика являются достоянием совершенно другого литературного жанра -- скажем, романов о секретных разведывательных службах. А детективный роман про убийство должен оставаться, как бы это выразиться, в уютных, "домашних" рамках. Он должен отражать повседневные переживания читателя и в известном смысле давать выход его собственным подавленным желаниям и эмоциям.
Без комментариев, потому что в данном случае они излишни.
Ну, а пункт No 20 я не привожу, потому что и сам Ван Дайн признался в том, что сформулировал его исключительно ради ровного счета.
| Виктор Топоров |
  ЧИТАЙТЕ в НОМЕРЕ 26
  от 23-07-2007
  В НОМЕРЕ  
Колонка редактора
  СООБРАЖЕНИЯ  
Третий срок, досуг имея
  ВЛАСТЬ  
Какого героя детских книг вы не любили?
Письмо в "Город"
  СОБЫТИЯ  
Балтийцы не сдаются
КГИОП, пораженный в правах
Музей переходит на казарменное положение
Форт государственной важности
Лето разное, но не безобразное
Если бонус -- это плюс, значит, малус -- это минус
Были ли скинхеды?
Поговорить с ЮНЕСКО
Дом Мурузи требует жертв
Глыбы серфинга вместо зеленых гор
Угонщики добрались до пляжей
Всех девочек -- под ракетку
  ТЕРРИТОРИЯ  
Бюсты отличаются только размерами
  НАУЧНЫЕ СРЕДЫ  
Рецепт вечной старости
  ДЕТИ  
Добрый сайт ускорит встречу
  ВОЗМУЩЕНИЕ  
Книга без дома - лучший подарок
  ЛЮДИ  
Робинзон груза
Нет рока в моем отечестве
  СПОРТ  
Будь я на твоем месте
"Ребята подобрались весьма компанейские"
  В СВОЕМ РЕПЕРТУАРЕ  
DVD
CD
Джульетта + Кармен. Странности темперамента
Выставки
Читали?
Кино в прокате
  ТВ-РЕЙТИНГ  
Мульт личности
  В КОНЦЕ  
На этой неделе много лет назад
Погода на неделе

Copyright "ГОРОД" ©2002-2003