ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
 СВЕЖИЙ N
 АРХИВ
 ПОИСК
 О ЖУРНАЛЕ
 ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ
 ПОДПИСКА
       
ГОРОДСКАЯ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ:
01:42:51 11-08-2007
Новые телефоны редакции журнала "Город" - (812) 702-80-56, (812)717-22-88, (812) 717-24-88.
Новый адрес редакции: Санкт-Петербург, Невский пр., 132-16. ...
Читать
15:49:09 14-05-2007
Hа должность главы Контрольно-счетной палаты Петербурга претендуют четыре кандидата
Бюджетно-финансовый комитет (БФК) парламента Петербурга на заседании в понедельник включил в бюллетень для голосования на должность главы Контрольно-счетной палаты четыре кандидатуры. Как говорится ...
Читать
15:46:52 14-05-2007
Вчера в Петербурге открылся первый в России Польский дом
Как передает корреспондент "Интерфакса", в церемонии приняли участие супруги президентов РФ и Польши Людмила Путина и Мария Качиньская. Кроме того, в церемонии приняли участие губернатор Петербурга ...
Читать
15:52:44 22-03-2007
Псковские единороссы хотят делегировать в Совет Федерации Наталью Черкесову
Псковские единороссы намерены делегировать в Совет Федерации жену главы Госнаркоконтроля Виктора Черкесова Наталью, которая в настоящее время возглавляет информационное агентство "Росбалт". Как пишет ...
Читать
18:36:39 15-03-2007
Оксана Дмитриева отказалась от мандата депутата ЗакСа
Депутат Госдумы Оксана Дмитриева, которая входила в первую тройку "Справедливой России" на выборах в петербургский ЗакС, написала в Горизбирком заявление о сложении мандата депутата ЗакСа. После ...
Читать
 
 
 ЛЮДИ 
Back на месте, общепримиряющий
Артемий Троицкий о том, почему плейбой - хорошо, а настоящий мужик - плохо
В 1987 году Артемий Троицкий выпустил книгу "Back in the USSR" -- "Назад в СССР: правдивая история рока в России". Через четыре года Советский Союз исчез. С тех пор утекло много воды -- Троицкий успел побывать в ролях промоутера, актера, главного отечественного денди и главного редактора русской версии журнала Playboy. Через двадцать лет Троицкий решил переиздать "Назад в СССР". Журнал "Город" попытался узнать у Троицкого, что значит это возвращение к советским временам.

-- Вы были первым редактором русского Playboy. То есть создателем отечественного глянца и гламура. И не стыдно за то, что происходит с глянцевыми изданиями сейчас?
-- Глянцевые издания, подобные выходящим в России, существуют во всем мире. Они ничуть не лучше. А есть даже хуже. Более того, имеются российские варианты некоторых глянцевых изданий, намного умнее и содержательней их западных аналогов. Отличие России состоит в отсутствии альтернативы и разнообразия. То же самое можно сказать и про музыку -- спросить, почему так чудовищна и низкопробна наша попса. Именно такой она, безусловно, и является, но можно возразить: "А вы послушайте Бритни Спирс. Это ничуть не лучше чем трио "ВИА Гра". А может быть даже похуже".
Но дело в том, что на Западе помимо попсы продюсерского разлива имеется огромное количество разной музыки, инновационной и талантливой. Это же касается и глянцевой культуры. Куча абсолютно пустых, тупейших, стопроцентно потребительских глянцевых журналов, разбавляется там энным количеством интеллектуальных глянцевых журналов, высокохудожественных, печатающих интересные тексты, литературу, репродукции лучших художников. У нас таких журналов практически нет, если не считать одно-два исключения.
-- А почему у нас так произошло?
-- Полагаю, что дело в косности наших рекламодателей. Как известно, вся глянцевая индустрия сидит на рекламе -- успех глянцевых изданий целиком и полностью зависит от продажи рекламных страниц. За исключением, может быть, одного-единственного -- Cosmopolitan, тираж у которого полтора миллиона. Соответственно, рекламодатели диктуют то, как выглядит и о чем пишет глянцевый журнал. А рекламодатели наши люди тупые, косные, недалекие. И так далее, можно употребить еще энное количество синонимов. Я и думаю, что эта наша поганая рекламодательская каста не позволяет создавать журналы, которые отличались бы от потребительского мейнстрима. Но, я думаю, есть и другие причины -- отчасти это проблема с кадрами, отчасти отсутствие у редакторов веры в хороший вкус читателей...
-- Когда глянец у нас только зарождался, у вас не было мрачных предчувствий?
-- Сейчас очень легко пенять журналу Cosmo за то, что он предназначен для безмозглых секретарш. Но это непритязательное издание внушило нашим молодым женщинам массу очень важных вещей.
-- Каких это?
-- Начиная с того, что они вовсе не обязательно должны быть тенью своих мужчин. Более того, они могут быть вполне самостоятельными и манипулировать этими мужчинами. И заканчивая тем, что научил их правильно пользоваться косметическими средствами, тампаксами и прокладками. Это все очень важно, и тогда, на первоначальном этапе, мы, пионеры российского глянца, были этим делом очень вдохновлены.
-- То есть, как только женщины научились пользоваться прокладками, нужда в глянце отпала?
-- На самом деле русский Playboy таким, каким я его делал, был феминистическим журналом. Наиболее ненавистным мне русским мужским архетипом является понятие или символ, выражающийся словосочетанием "настоящий мужик".
-- И как выглядит "настоящий мужик"?
-- Это пиво "Толстяк". Мужик вечно пьяный, агрессивный, плохо следящий за собой и относящийся к женщинам как к телкам и подстилкам. Вот это "настоящий мужик". С этим образом "настоящего мужика" в кавычках как настоящего мужика без кавычек я в Playboy'е целенаправленно боролся. Я писал о том, что мужчины должны женщинами восхищаться, уже не говорю о том, что они должны их любить и уважать. Что мужчины и женщины находятся в состоянии вполне равноправной и интересной игры. Что нужно быть красивым и стильным и, наоборот, быть животным в человеческом обличье -- позорно. Я был увлечен этой задачей, и ни о каких мрачных вещах я не думал -- слишком много у меня было позитивных идей и соображений.
Мрачнеть я начал только по мере того, как достаточно неожиданно столкнулся с удручающим меня институтом рекламодательства. И вот тогда я понял, что все эти поставщики рекламы гораздо более свирепые и гораздо более эффективные цензоры, чем Госкомпечать, с которой у меня, в силу эротического характера издания, тоже были проблемы. Но те проблемы я мог решить легко, поскольку сам гуманитарий. А вот проблемы с рекламодателями я решить не смог. И по мере того, как реклама тихо душила журнал, я так же тихо утрачивал интерес к его созданию.
-- Вас вроде трудно заподозрить в любви к советской системе, точно так же как и режиссера Балабанова. Однако он снимает кино о 1984 годе, а вы переиздаете книгу "Назад в СССР". Это что -- такое веление времени?
-- Я бы не хотел притворяться, что переиздание этой книги -- осуществление какой-то долго вынашиваемой мечты. Ее мотивы ностальгические и отчасти материальные. А инициатива, честно говоря, исходила от издательства. Если бы оно не поскреблось мне в телефон и не сделало предложения, такого переиздания никогда бы и не было. Сам я парень ленивый.
А по поводу фильма Балабанова, который мне очень понравился, -- я не считаю его фильмом о Советском Союзе. Это фильм о России. И то, что происходит в этом фильме, с тем же успехом, а пожалуй, даже в более циничных формах, могло бы происходить в Российской Федерации образца 2007 года. Так что сваливать весь этот ужас на тяжелое наследие советской власти -- это лукавство. Я даже полагаю, что создатели этого фильма только из каких-то цензурных соображений постоянно делают акцент на то, что дело происходит в СССР. Это Россия, а не Советский Союз. И это очевидно.
Кошмар, который показан у Балабанова, это кошмар про нашу страну. Совершенно спокойно на месте преподавателя научного коммунизма на "Запорожце" мог быть преподаватель теории маркетинга на "Тойоте".
-- Вы сами ностальгируете по советским временам?
-- Я никогда не был антикоммунистом. Даже в самые антикоммунистические времена, в начале 90-х годов, я никогда не выступал с праволиберальных, антикоммунистических позиций. Если добавить к этому тот, достаточно известный и не раз декларируемый факт, что мой кумир Че Гевара, то понятно, что осуждать Советский Союз с позиций неприятия коммунистической идеологии я бы не стал. На самом деле, СССР был крайне уродливым государством, в котором творилось огромное количество несправедливостей. В то же самое время это государство имело некоторые симпатичные черты, которые вызывают особую ностальгию у людей старшего поколения, потому что как в песне "Наутилуса" на слова Кормильцева "нищета -- это гарантированно". Да, была нищета, но в то же время была гарантированность того, что эта нищета не перерастет в полный распад и смерть. В современной России никаких таких гарантии нет, и у большинства народа это вызывает крайне зябкие ощущения и тоску по тем временам. По временам, когда можно было жить в убогой квартире, путешествовать не дальше города Сочи. Но при этом быть уверенным в завтрашнем дне, как любили говорить у нас в Советском Союзе. Сейчас всего этого нет. Зато есть многое другое.
-- Так что же нам теперь -- back in USSR?
-- Есть люди, которым свобода идет на пользу, а есть те, которые гораздо комфортнее чувствуют себя в ярме и под кнутом. Позволю себе рискованное высказывание, но боюсь, что тут православная традиция русского народа способствует тому, что большая его часть тосковала по стойлу и кнуту.
-- Извините, а где же в этой ситуации "тоски" и "зябких ощущений" новые рок-бунтари -- где эти новые Бутусовы и Шевчуки? Революций в рок-области вы не ожидаете?
-- Я думаю, что это могло бы случиться, если бы у рок-музыки существовало настоящее силовое поле. Раньше это силовое поле было. Тогда рок был самым мощным магнитом своего времени. Почти никто из подходивших по возрасту талантливых людей, обладавших определенной энергетикой, способностями, авантюрностью и харизмой, не миновал увлечения рок-музыкой. Но это было давно. А сейчас это силовое поле начисто отсутствует, и те люди, которые могли стать новыми Цоями, Макаревичами, Гребенщиковыми, Бутусовами и так далее, не очень-то поглядывают в сторону полянки под названием русский рок. И я их понимаю.
-- А национальная проблематика, тема "своих" и "чужих" не может всколыхнуть и подпитать русский рок?
-- Рок по определению -- это музыка космополитичная. Понятно, что появилась она не в Советском Союзе, а в странах далеких. Но изначально эта музыка была мультирасовая, многонациональная. И мне непонятно, как рокер, будь он трижды голубоглазый блондин, православного вероисповедания, может быть расистом. Это означает, что он отрекается от собственных музыкальных, а можно даже сказать -- культурных корней. Потому что рок это и Чак Бери, и Боб Марли, и масса других людей, которые ни к белой расе, и уж тем более к славянскому происхождению не имели никакого отношения. Поэтому я не думаю, что такая музыка, как рок, может реально вдохновиться всеми этими националистическими сантиментами.
-- Другая музыка может?
-- Какая-нибудь другая музыка, типа русского шансона или чего-нибудь еще -- может быть. Хотя изредка, слушая произведения русского шансона, я вижу, что в музыкальном отношении эта музыка насквозь еврейская. Это все такие еврейские куплеты, "Одесса мама". А петь еврейские мелодии с текстами типа "Проснись, русский народ" как минимум не логично.
| Елена Некрасова |
  ЧИТАЙТЕ в НОМЕРЕ 33
  от 24-09-2007
  В НОМЕРЕ  
Колонка редактора
  ВЛАСТЬ  
Вам страшно, когда начальник ругается?
Письмо в "Город"
  СОБЫТИЯ  
Наш ответ на квартирный вопрос
Последние из Эсперова
Прецедент спас жизнь
ЧП в "Крестах" - пожар в кустах
Суета вокруг Александровской колонны
Одна полоса и один перехватчик
  ЗВЕРИ  
Разведен и не очень опасен
  ТЕРРИТОРИЯ  
Спрос на снос
Снесенные ретро
Комментарий
  БИЗНЕС  
Право на малый выкуп
  КУЛЬТУРА  
Михалковская дюжина
Безмолоточная технология
Три спектакля для двух прим и двух премьеров
50 лет работы в петербургских органах
  СТРАХОВАНИЕ  
Весна на брошенной даче
  ЛЮДИ  
И спасибо не скажут
  СПОРТ  
Выиграли по Блатту
А после было слово
И вот нашли большое поле. Бельгийцы тут как тут
  НЕ ВЫРУБИШЬ  
Демисезонный детектив "Преемник"
  В СВОЕМ РЕПЕРТУАРЕ  
DVD
Выставки
CD
Кино в прокате
Читали?
Манхэттен в "Родине"
  В КОНЦЕ  
На этой неделе много лет назад
Погода на неделе

Copyright "ГОРОД" ©2002-2003