ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
 СВЕЖИЙ N
 АРХИВ
 ПОИСК
 О ЖУРНАЛЕ
 ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ
 ПОДПИСКА
       
ГОРОДСКАЯ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ:
01:42:51 11-08-2007
Новые телефоны редакции журнала "Город" - (812) 702-80-56, (812)717-22-88, (812) 717-24-88.
Новый адрес редакции: Санкт-Петербург, Невский пр., 132-16. ...
Читать
15:49:09 14-05-2007
Hа должность главы Контрольно-счетной палаты Петербурга претендуют четыре кандидата
Бюджетно-финансовый комитет (БФК) парламента Петербурга на заседании в понедельник включил в бюллетень для голосования на должность главы Контрольно-счетной палаты четыре кандидатуры. Как говорится ...
Читать
15:46:52 14-05-2007
Вчера в Петербурге открылся первый в России Польский дом
Как передает корреспондент "Интерфакса", в церемонии приняли участие супруги президентов РФ и Польши Людмила Путина и Мария Качиньская. Кроме того, в церемонии приняли участие губернатор Петербурга ...
Читать
15:52:44 22-03-2007
Псковские единороссы хотят делегировать в Совет Федерации Наталью Черкесову
Псковские единороссы намерены делегировать в Совет Федерации жену главы Госнаркоконтроля Виктора Черкесова Наталью, которая в настоящее время возглавляет информационное агентство "Росбалт". Как пишет ...
Читать
18:36:39 15-03-2007
Оксана Дмитриева отказалась от мандата депутата ЗакСа
Депутат Госдумы Оксана Дмитриева, которая входила в первую тройку "Справедливой России" на выборах в петербургский ЗакС, написала в Горизбирком заявление о сложении мандата депутата ЗакСа. После ...
Читать
 
 
 ПРОГНОЗЫ 
Заметки на полях
Что лучше - качать нефть или делать "Мерседесы"?
По официальным реляциям экономика России развивается так хорошо, как никогда раньше. По заявлениям редких оппозиционеров, мы сидим на нефтяной игле, и как только цены на нефть упадут, все наше благополучие и закончится. "Город" попросил прокомментировать эти прогнозы доктора экономических наук, вице-губернатора Ленинградской области Георгия ДВАСА.

-- Вы знаете, что происходит в нашей экономике?
-- На этот вопрос ответить очень трудно. Преобразования в России происходят настолько быстрыми темпами, что за время, в течение которого происходит осмысление ситуации, уже возникают новые трансформации. Поэтому корректнее говорить не о констатации ситуации, а о тенденциях.
-- И какие у нас тенденции?
-- Одна из позитивных тенденций сегодня -- государство наконец начало осмысливать размеры ресурсов, которыми мы располагаем.
-- Инвентаризацию проводит?
-- Нет, это другое. Мы знаем, условно говоря, что имеем столько-то миллионов тонн железной руды, столько-то миллионов тонн баррелей нефти, столько-то миллионов гектаров лесов и т.д. Но до последнего момента мы недостаточно четко понимали -- а какова стоимость этих ресурсов в мире. Какова будет их стоимость и какова востребованность через 10 -- 15 -- 20 лет?
-- Ну, узнаем мы это -- и что?
-- Возьмем, к примеру, автомобиль "Мерседес". Если посчитать все полезные природные компоненты, которые входят в его состав, -- металл, дерево для отделки, алюминий, нефть для пластмассы, то окажется, что все они составляют всего 2 -- 3% от стоимости автомобиля. Остальное -- это технология, труд и т.д. Полвека назад доля природных компонентов в "Мерседесе" составляла 50 -- 60%. Такая вот разница. Сегодня мы должны понять, сколько стоят наши ресурсы. К тому же выясняется, что даже во внутреннем потреблении многие ресурсы меняются местами по приоритетности. За последние 15 -- 20 лет очень серьезно выросли в себестоимости любой готовой продукции топливно-энергетические и транспортные расходы. А уменьшились другие компоненты. Поэтому сегодня принципиально важным для нас являются наши топливно-энергетические ресурсы.
-- То есть нам уготована роль сырьевого придатка Запада?
-- Я не согласен с тем, что мы являемся сырьевым придатком, по одной простой причине. Да, действительно, если посмотреть на структуру нашего внешнеэкономического баланса, то получается, что большую долю нашего экспорта составляет продукция сырьевого сектора. Но если мы посмотрим на структуру производства и потребления товаров внутри России, то доля российских товаров, которые производятся из российских компонентов, сырья и т.д., достаточно высока. И хоть таких исследований не проводилось, я думаю, что эта доля даже выше, чем соответственная доля в Западной Европе или в Америке. В Америке -- точно, поскольку там меньше товаров, произведенных вне Америки. Продукция, которая производится в России, она является конкурентоспособной внутри России. И это говорит о том, что мы собственные потребности покрываем за счет собственных возможностей.
-- Вас это радует?
-- Да, мы продаем нашим внешним партнерам сырьевые ресурсы, которые у нас есть, но это не означает, что мы сырьевой придаток. СССР -- вот был настоящий сырьевой придаток. Я могу уверенно сказать, что по сравнению с советским периодом в современной России доля перерабатываемой нефти, доля перерабатываемой древесины, руды, цветных металлов намного выше.
-- Получается, что русские сами мало что умеют делать -- не умеют делать ни компьютеры, ни автомобили. Только и могут -- производить оружие и качать нефть.
-- Это совершенно неправильный подход. В США не производится ни одного телевизора, там вообще такой отрасли не существует. И тем не менее они не чувствуют себя от этого ущербными, находящимися в зависимости от японских или европейских производителей. У каждой страны есть свое конкурентное преимущество, и каждая страна может реализоваться только благодаря ему и никак иначе. Да, так получилась, что у России данным конкурентным преимуществом являются сырьевые ресурсы, и нет ничего странного в том, что мы пытаемся использовать именно его.
-- А как же интеллектуальное соперничество?
-- Экономика -- это не состязание эрудитов, здесь соображения выгодности являются критерием. Мы не должны стремиться поставлять на внешний рынок автомобили, у нас нет никаких преимуществ изначально. У нас нет никаких шансов тягаться с японцами и американцами, которые ушли далеко вперед в производстве компьютеров. Но в вопросах переработки сырьевых ресурсов, повышения доли добавленного продукта в них и, соответственно, получения большего сальдо внешнеторгового баланса от реализации готовой продукции -- это мы должны делать неукоснительно. Мы должны минимизировать экспорт газа, мы должны стремиться максимально использовать газ как сырье для нефтехимической продукции. В худшем случае, для производства электроэнергии и производства других товаров. Не надо нам ввязываться в схватки не на наших полях. На нашем поле мы должны сохранять свое преимущество и его постоянно развивать.
-- Получается -- у одних высокоточная техника, а нам просто повезло родиться на земле, напичканной ресурсами.
-- Да, пожалуйста, делайте свой "Мерседес", попробуйте его сделать без нашей нефти, придумывайте, на чем он будет ездить. Не надо комплексовать, кто из наций интеллектуальнее, в экономике надо четко знать свои сильные и слабые стороны. В космосе у нас есть свое преимущество, космосом мы начинали заниматься первыми, ушли вперед. Но зачем нам тягаться, пытаться вытянуть этот АвтоВАЗ?
-- А если завтра они там, на Западе, перестанут продавать нам автомобили и компьютеры, с чем мы останемся?
-- Громадные мировые рынки никаким образом невозможно директивным образом свернуть. Невозможно издать какой-то вселенский указ, чтобы никто в России не продавал миксеры, холодильники или автомобили. Тем более что и то, и другое, и третье производится у нас в России зарубежными компаниями. Они никуда не уйдут. Даже если это случится по политическим причинам с одной страной, на ее место немедленно найдутся желающие.
-- Известно, что у нас экономика развита только до Урала...
-- Дифференциация развития регионов -- это главная проблема развития экономики России. Если все регионы выстроить в линейку, то перепад, конечно, колоссальный. Дальний Восток, отчасти Сибирь подвержены серьезному негативному фактору -- отсутствие людских ресурсов. Причем речь идет не о дефиците квалифицированной рабочей силы. А просто о наличии физического трудового ресурса. Вообще.
-- И что делать?
-- Чтобы решить проблему Дальнего Востока, необходимо все внешние миграционные потоки направить туда. Это правильное решение. Но оно очень трудно реализуемое, потому что необходимо создавать благоприятные условия, чтобы регион стал привлекательным. Но если так сделать, то это сократит возможности развития тех же Москвы и Петербурга. Жилье, дороги, кто этим будет заниматься у нас, если все мигранты будут брошены на восток страны? Мне кажется, что об этой проблеме мы думаем еще недостаточно серьезно, потому что представители экономического блока в правительстве до сих пор предпочитали оперировать среднероссийскими показателями, которые совершенно неадекватно отражают развитие страны.
-- Говорят, что в России неизбежен еще один передел собственности. И бегство олигарха Гуцериева означает, что судьба ЮКОСа и его владельца подстерегает многих?
-- Я вот совершенно по-другому оцениваю эти события. Если вы имеете в виду дело Ходорковского, то произошла достаточно понятная вещь. Был период, он до конца у нас не закончился, когда существовали серьезные лакуны и противоречия в законодательстве. И в этих обстоятельствах использование этих лакун и противоречий есть не что иное, как предпринимательский риск. Причем каждый предприниматель сам для себя решает -- идет он на этот риск или не идет. По мере устранения этих лакун и противоречий возникает ситуация, когда оказывается, что по факту те действия, которые совершены предпринимателем, могут трактоваться как противоправные. И тут у бизнеса были и есть разные варианты реагирования. Сказать -- да, все, правила поменялись, мы понимаем, давайте садиться за стол и...
-- Торговаться?
-- Это не должно быть предметом торга. Это предмет логически объясняемых вещей. Мы получили от государства столько-то, заплатив столько-то или ничего не заплатив, мы заработали на этом столько-то, мы вложили столько-то, давайте, мы возвращаем -- то-то и то-то. Аналогия здесь с логикой Гражданского кодекса: было имущество, оно попало в чьи-то руки, реконструировалось, эксплуатировалось, приносило прибыль, потом объявился собственник, и имущество возвращается ему на законных основаниях, при этом временному владельцу выплачиваются издержки и вложения. Может быть и другая реакция бизнеса, если их такое решение государства не устраивает. Что мы и видели с ЮКОСом -- я с вами, ребята, буду бодаться. Опять-таки это личное решение, которое входит в понятие предпринимательского риска.
-- Так, исходя из логики Гражданского кодекса, нас ожидает национализация?
-- То, что произошло с ЮКОСом и сейчас происходит, -- это и не национализация, и не деприватизация, это особый процесс. Что такое национализация? Это когда государство говорит -- хочешь не хочешь, но ты обязан нам продать все акции нефтегазового комплекса. Потому что считаем, что это стратегическое предприятие, которое необходимо для обеспечения стратегической безопасности страны. Через это проходили и Франция, и Германия. У нас не было ни одного прецедента. У нас пока даже закона такого нет, но в большинстве государств такие законы есть.
-- У нас многих законов нет, но это не помешало государству пересмотреть контракты с иностранными инвесторами на разработку крупнейших месторождений и в результате увеличить долю участия в них государственной монополии.
-- А что, хочу я вас спросить, были хоть раз оспорены в судах претензии, которые государство -- в виде экологических исков хотя бы -- предъявляло иностранным компаниям?
-- Может, желание остаться на российском рынке у инвесторов перевешивало жажду справедливости.
-- Это опять же вопрос предпринимательского риска. Для вас будет открытием, что нормы экологического законодательства у нас в России гораздо более жесткие, чем в Европе. У нас сточные воды предприятия, которые поступают в систему канализования, а потом возвращаются в реки, контролируются по 20 параметрам, а например, в Финляндии -- только по трем.
-- Но при этом наша природа выглядит значительно хуже.
-- А это потому, что жесткость законов у нас смягчается необязательностью их исполнения. Но если ты предприниматель, идешь работать в Россию, то можешь исходить из сложившейся практики. Но тогда ты принимаешь на себя предпринимательский риск, ведь закон ты нарушаешь. Так что будь готов, что однажды к тебе пожалуют и возьмут за задницу.
-- Значит, экологическое и санитарное законодательство может стать предлогом для расправы с неугодными?
-- Об этом мы с вами сможем судить через года три-четыре, не раньше. Сил и средств у всех этих органов, несмотря на громкие скандалы, просто недостаточно, чтобы все охватить. Например, торговая инспекция по Ленинградской области, а это федеральная служба, состоит из 4 человек. Причем по положению обследование и составление акта они могут делать только вдвоем. Сегодня все эти органы по всей России могут работать только точечно. Они не могут вести постоянный мониторинг. Отсюда ощущение кампанейщины.
| Марина ГОНЧАРЕНКО |
  ЧИТАЙТЕ в НОМЕРЕ 37
  от 22-10-2007
  В НОМЕРЕ  
Колонка редактора
  СООБРАЖЕНИЯ  
По ком звонит Большой Бен?
  ВЛАСТЬ  
Вы ощущаете на себе рост цен?
Письмо в "Город"
  СОБЫТИЯ  
Трек, который лопнул
Александровская колонна выходит на связь
чУЕН ЫФБВБН
Цена сдалась без должного боя
Кино для умных
  ПРОГНОЗЫ  
Заметки на полях
  ПЕРСПЕКТИВЫ  
Зонное прибавление
  ПЕРЕМЕНЫ  
Чтоб бюджет был не в тягость
  ВОЗМОЖНОСТИ  
Мимо сада не пройдут
  СТРОИТЕЛЬСТВО  
Тихий рай не в шалаше
  ПУТЕШЕСТВИЯ  
Анапа без белых шляп
Некстати
  КУЛЬТУРА  
Уткин сдал кандидатский минимум
Безопасный секс бывает только на картинке
  ЛЮДИ  
Сюда я больше не ходок
  СПОРТ  
Учитель из Нальчика
Гол как сокол
  НЕ ВЫРУБИШЬ!  
Дорис Лессинг, Даниэль Штайн и другие
  В СВОЕМ РЕПЕРТУАРЕ  
DVD
CD
Выставки
Кино в прокате
Читали?
Алла в балете
  ТВ-РЕЙТИНГ  
А помидор красный
  В КОНЦЕ  
На этой неделе много лет назад
Погода на неделе

Copyright "ГОРОД" ©2002-2003