ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
 СВЕЖИЙ N
 АРХИВ
 ПОИСК
 О ЖУРНАЛЕ
 ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ
 ПОДПИСКА
       
ГОРОДСКАЯ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ:
01:42:51 11-08-2007
Новые телефоны редакции журнала "Город" - (812) 702-80-56, (812)717-22-88, (812) 717-24-88.
Новый адрес редакции: Санкт-Петербург, Невский пр., 132-16. ...
Читать
15:49:09 14-05-2007
Hа должность главы Контрольно-счетной палаты Петербурга претендуют четыре кандидата
Бюджетно-финансовый комитет (БФК) парламента Петербурга на заседании в понедельник включил в бюллетень для голосования на должность главы Контрольно-счетной палаты четыре кандидатуры. Как говорится ...
Читать
15:46:52 14-05-2007
Вчера в Петербурге открылся первый в России Польский дом
Как передает корреспондент "Интерфакса", в церемонии приняли участие супруги президентов РФ и Польши Людмила Путина и Мария Качиньская. Кроме того, в церемонии приняли участие губернатор Петербурга ...
Читать
15:52:44 22-03-2007
Псковские единороссы хотят делегировать в Совет Федерации Наталью Черкесову
Псковские единороссы намерены делегировать в Совет Федерации жену главы Госнаркоконтроля Виктора Черкесова Наталью, которая в настоящее время возглавляет информационное агентство "Росбалт". Как пишет ...
Читать
18:36:39 15-03-2007
Оксана Дмитриева отказалась от мандата депутата ЗакСа
Депутат Госдумы Оксана Дмитриева, которая входила в первую тройку "Справедливой России" на выборах в петербургский ЗакС, написала в Горизбирком заявление о сложении мандата депутата ЗакСа. После ...
Читать
 
 
 ТЕРРИТОРИЯ 
На сносях
зачем городские власти взялись за снос хрущевок и чем это обернется для Петербурга?
Согласно исторической легенде, слова "Быть пусту месту сему!" произнесла Евдокия Федоровна Лопухина, первая супруга Петра I. Вследствие "разлада в семье" (как деликатно пишут историки) "Дуська" была сослана в Суздаль и насильно пострижена в монахини Успенского монастыря. Событие датируется 1698 годом. В Успенском монастыре Евдокия пробыла до 1718 года. От злости она якобы и прокляла новую столицу -- Петербург. Проклятие относится к началу XVIII века.

Петербург, однако, построили. В ХХ веке его центр был признан культурной ценностью, в это понятие вошли архитектура отдельных зданий и целых ансамблей, панорамы и виды. Но не успело пройти празднование 300-летия, как злое пророчество Евдокии Федоровны начало сбываться.


Стоимость уничтожения

Кстати, отдельные признаки фиксировались и раньше. Не говоря о годах правления КПСС*, можно вспомнить, например, как в 1998 году треснули стены домов рядом с реконструируемым зданием гостиницы "Невский палас" на Невском пр. и стены дома 23 по Малой Морской ул. Но тогда все списали на несовершенство строительных технологий, хотя сразу было ясно, что:
а) иметь такие "несовершенные" технологии позволено только потому, что подлинная застройка в глазах "хозяев жизни" не имеет никакой ценности;
б) по их представлениям новый дом лучше старого потому, что он новый;
в) таким же образом, исходя из той же логики, постепенно будут обновляться все здания Петербурга, причем некоторые будут восстанавливать примерно в том виде, который здание имело раньше, а основную часть построят по новым проектам, не вписывающимся в старый архитектурный контекст, потому что он, как и подлинная застройка, тоже не имеет никакой ценности в глазах "хозяев жизни". И так совершится замена практически всех зданий Петербурга.
А к 2005 -- 2006 гг. уже обрисовалась целостная концепция контролируемого разрушения исторического центра, пришедшая на смену старой концепции охраны памятников истории и культуры**. Причем "годом великого перелома" стал именно 2005 год: еще весной -- летом КГИОП предпринял попытку утвердить законом новое, более жесткое и более четкое, чем ранее, охранное законодательство, и именно в период между летом 2005 и летом 2006 года эта попытка с треском провалилась.
По идее еще в начале 1990-х гг. надо было бы заняться программой обучения и культурного воспитания этих "хозяев", а заодно провести аналогичные мероприятия в среде архитекторов. То есть нужен был Пакт о ненападении на Петербург и публичное обсуждение того, что делать со зданиями исторического центра. Но ни пакта, ни обсуждения не было, потому что, во-первых, "хозяева" на это не дали времени, в дикой спешке начав новое строительство в историческом центре, как только в 1995 году появились какие-то деньги, а, во-вторых, и это самое главное, речь изначально шла о бизнесе, выгодном как для строительных фирм, так и для чиновников, а это уже было не преодолеть никаким воспитанием и обучением культуре.
Только что вышла очень интересная книга Александра Мусина "Вопиющие камни: Русская церковь и культурное наследие России на рубеже тысячелетий". Здесь я хочу процитировать то место книги, где сообщается об обвинениях Швыдкого в коррупции, с которыми выступил его начальник, министр культуры Соколов. "Было заявлено, что в Министерстве <когда министром был Швыдкой> ⌠процветало взяточничество на всех этажах■, а нынешнее агентство по кинематографии <которое возглавляет Швыдкой> ⌠коррумпировано и погрязло в откатах■. В результате в суд было подано два иска о защите чести и достоинства -- от самого агентства и от его руководителя. В сентябре <2005 г.>, после соответствующих рекомендаций из Кремля, оба чиновника отказались от взаимных претензий. Однако, насколько нам известно, факт существования ⌠отката■ в размерах от 10 до 17% от финансирования реставрации храмов из федерального бюджета подтверждался некоторыми архиереями, епархиальным духовенством, проектировщиками и исполнителями работ <...>"***.
Если принять откат в размере 10 -- 17% от стоимости по смете за среднюю величину, применяемую не только при реставрации, но и при новом строительстве, то можно кое-что прикинуть. Если, скажем, небоскреб "Газпрома" будет стоить 3 миллиарда долларов, то откат по расценкам, приведенным в книге Мусина, составит 300 -- 510 млн долларов. Которые, согласно этой гипотезе, могут пойти в карман чиновников. Естественно, это трудно даже вообразить, чтобы чиновники нашей городской администрации могли пойти на такое. Однако оставим это в виде неправдоподобной гипотезы.
Развивая ее далее, представим, что если сложить стоимость всех проектов в историческом центре, которые фактически нарушают принципы охраны, архитектурно-градостроительный контекст и разумные, сложившиеся за века высотные ограничения, а потом вычислить 10 -- 17% от этой величины, то это и будет та воображаемая сумма, за которую поголовье чиновников могло бы уничтожить исторический центр Петербурга. Во всяком случае из этих чисто гипотетических рассуждений понятно, по какой причине практически не охраняется якобы охраняемый исторический Петербург, почему подлинные здания уничтожаются, хотя их можно сохранить, и почему сопротивляться процессу уничтожения бесполезно. Мы можем лишь фиксировать, что, когда, кем и по чьему разрешению уничтожено.
Я думаю, можно говорить о духовном значении исторического центра для многих жителей Петербурга. Обитая на окраинах, в спальных районах, люди духовно живут в центре, в чем и заключена его особенная ценность и роль. Однако строительные фирмы и городские власти центр уничтожают. Причина понятна: деньги. Тут уже не до "духовки", не до рассуждений об уникальности архитектурного ландшафта. Характерный пример для минувших восьми месяцев -- комплекс зданий на углу Невского и ул. Восстания, которые теперь построят по проекту никому не известных финских архитекторов, для которых аура Петербурга -- пустой звук (местный архитектор Ю. Земцов лишь сопровождает проект, хотя своим соучастием в варварстве уже несет ответственность).
Алчность объясняет немыслимое упорство, с которым ведется строительство и на окраинах. Сколько жители протестовали против уничтожения деревьев и возведения в зеленой зоне на пересечении ул. Верности и Гражданского проспекта "Блин-Дональдса", сколько было писем и митингов, сколько доказывали, что здесь не нужна еще одна гигантская столовка. А громоздкая многоэтажная конструкция при поддержке администрации Калининского района все равно возводится.
Теперь готовится "стройка века", в результате которой может оказаться закрытым с Политехнической улицы фасад главного здания Политехнического института и церковь при институте, примыкающая к первому учебному корпусу. Когда я в 1970-е годы учился в институте, в церкви была военная кафедра, стояла установка с двумя ракетами на пусковом столе. Теперь церковь и архитектурный ландшафт восстановлены. Но вот кто-то придумал церковь закрыть: поставить перед ней вместо низеньких ларьков многоэтажный торговый центр. Под прицелом ведь каждый клочок территории.

Антихрущевские технологии

Первые восемь месяцев 2007 года дали кое-что новое в деле контролируемого разрушения. Появились новые технологии. К исключению зданий из списков охраняемых, к отказу от щадящих методов строительства, к доведению памятников архитектуры до аварийного состояния, в результате чего снос оказывается единственным выходом, готовы добавиться новые технологии.
В преамбуле к "Словарю концептов современной архитектурно-строительной практики" ("Город", 2006, No 29) я писал о том, что старая культура под "рынком" подразумевала "некоторые правила, упорядочивающие поведение на рынке... В новой культуре на рынке продаются и покупаются и сами эти правила".
Так, например, с 1 января 2007 г. КГИОП лишен права согласования строительства в зонах охраны (см. "Город", 2007, No 26), вследствие чего подготовленная ранее КГИОПом "Петербургская стратегия сохранения наследия" (2005) оказалась бессмысленной игрушкой, не более того.
Но это далеко не все, это лишь избавление от функционально лишнего контролирующего органа -- КГИОПа. Одновременно стали обрисовываться контуры технологии тотальной зачистки под новое строительство в историческом центре -- то самое, которое теперь не будет контролировать КГИОП. Речь идет, прежде всего, о программе экстренной ликвидации аварийного жилья и реновации давно застроенных территорий. Есть смысл проследить, как эта технология возникала.
Еще в послании ЗакСу губернатор В. Матвиенко указала на необходимость расселения аварийного фонда и реновации территорий, занятых хрущевками. Затем расселение хрущевок обсуждали на заседании Консультативного совета при правительстве Петербурга по вопросам развития градостроительного комплекса города. А "9 июля в Смольном губернатор В. И. Матвиенко провела рабочее совещание по вопросу развития застроенных территорий. Речь идет о подготовке городской программы реновации кварталов, занятых в основном пятиэтажками 1960-х гг. постройки. В программу включен ряд еще более старых типовых домов, уже признанных аварийными. <...> Матвиенко подчеркнула, что сейчас основная задача -- до 1 сентября 2007 года разработать пакет нормативных документов, в том числе проект Закона Санкт-Петербурга о развитии застроенных территорий <...>" (Информационный бюллетень Администрации СПб. 2007. No 28).
Через три дня, 12 июля, В. И. Матвиенко провела в Смольном еще одно совещание. Первый пункт -- расселение аварийного и ветхого жилья. Перечень аварийных домов для расселения должен быть утвержден городским правительством до 1 сентября. Кроме того, необходимо получить заключение экспертной комиссии по дальнейшей судьбе каждого дома -- идет он под снос или же его можно реконструировать с помощью инвестора.
Хочу обратить внимание на три момента -- помимо обилия заседаний и стремительности, которую можно объяснить только тем, что подошли большие деньги, которые надо срочно пустить в дело.
Во-первых, довольно быстрый переход в обсуждениях и документах от реновации территорий, занятых только хрущевками, к развитию застроенных территорий вообще. Ясно, что речь идет об освобождении этих территорий от старого жилья, депортации жителей и новом строительстве. С хрущевок все только начинается, а далее речь идет о самых разных территориях в городе. Действительно -- в основном о таких, которые заняты пятиэтажными домами, но, видимо, не только ими. То есть в эту программу могут попасть и какие-то другие территории -- формулировка это вполне допускает.
Вообще когда говорят о повторном застраивании уже застроенных территорий, сразу возникает призрак гражданской войны за территорию. По существу, такая война уже давно идет. Но с учетом упомянутых выше 10 -- 17% от стоимости проекта она кажется вполне осмысленной и экономически оправданной. Это война бизнеса и чиновников с населением за деньги.
Кстати, в городе достаточно неплохих по своему состоянию малоэтажных домов: от трех до пяти этажей. С учетом прибылей строительных компаний и откатов выгодно на их месте построить 20 -- 30-этажные дома -- это и подразумевается под реновацией территорий, занятых малоэтажными домами. Вместе с тем резко повысится и скученность людей, сосредоточенных в одном месте, что можно отнести к ухудшению условий жизни -- если предположить, что в эти 20 -- 30-этажные строения поселят жителей, до этого квартировавших в 3 -- 5-этажных домах, а не отправят куда-нибудь в Колпино или пос. Янино. Тогда речь будет уже идти о катастрофическом ухудшении условий жизни для выселяемых.
В любом случае при новом высотном строительстве на месте малоэтажных домов резко уменьшится площадь зеленых зон вокруг домов; резко повысится число припаркованных автомобилей и т.д. Все это снижает комфортность проживания. Потом не надо забывать, что у нас может не работать лифт, а пожарные лестницы имеют высоту не более 50 метров, а, может быть, и меньше. И кто вообще знает, сколько пожарных автомобилей с такими лестницами на весь город?
Летом 1987 года газета "Советская культура" предложила читателям ответить на пять вопросов под рубрикой "Архитектура в глазах общества". Четвертый вопрос звучал так: "Сколько этажей должно быть в удобном доме?" По нынешним временам и вопрос, и особенно ответы звучат провокационно. Читатель из Москвы ответил: "Для души лучше всего, конечно, дома в 1 -- 3 этажа. Но экономически это невыгодно, да и практически невозможно. Оптимальная этажность -- это 6 -- 8 этажей с достаточным простором во дворе..." Мнение читательницы из Ленинграда: "...В большой высоте нет удобств, недаром при распределении ордеров всегда идет борьба за 2-й, 3-й и 4-й этажи. Хорошо бы ограничиться высотой в 7 этажей. Ну, хорошо, пусть 9 этажей. Но не выше".
Неплохо бы сейчас провести такой опрос в Петербурге, но только не поручать его работающим на Смольный социологам.

Надежда только на Сочи

Во-вторых, как уже показала практика, назначение дома аварийным -- дело вкуса. Если вдруг появится инвестор, дом будут упорно признавать аварийным и выдавливать жителей всеми способами: суд, прокуратура и т.д. Это еще одна технология. Так можно эффективно очистить любую территорию в любом месте Петербурга и строить потом на чистом месте все, что захочется. Естественно, это касается и исторического центра, где аварийных зданий гораздо больше, чем в новых районах.
Иными словами, программа ликвидации аварийного жилья может иметь двойную функцию, и первые признаки этого уже есть. Но теперь, в контексте новых общегородских "программ реновации" разрозненные "пробы пера" могут приобрести системный характер.
В-третьих, бросается в глаза основательность юридической подготовки. Она пугает. Если бы речь, действительно шла об аварийном жилье, вряд ли нужно было бы с помощью шести специальных новых законов СПб и еще восьми постановлений правительства готовиться к правильной осаде жильцов, вынуждая их соглашаться с тем, что их жилище аварийное. Жильцы и без всяких законов уедут из рушащегося дома куда угодно, что практика уже показала. А вот если нужно экстренно расселить здоровые малоэтажные дома в хорошем месте, чтобы построить на их месте какой-нибудь ТРЦ, -- это уже другое дело, тут нужно придумывать юридические хитрости. Потому что речь ведь идет о преодолении очевидного права частной собственности граждан, гарантированного Конституцией и Гражданским кодексом.
Ясно, что дальнейшее развитие строительного бизнеса требует ревизии именно прав частной собственности на жилище и поиск уловок, посредством которых это право можно произвольно отменять, заставляя людей жить не там, где они живут, а в ином месте. К этому на самом деле и идет серьезная подготовка. Чтобы можно удалять с насиженного места не только Военно-морской музей или Музей гигиены, а и любого жителя.
Хрущевки -- это лишь удобная и "социально ориентированная" ширма для реновации любой территории -- в том числе, разумеется, и в центре, поскольку законы СПб будут в этом смысле универсальными. Главное легитимировать само понятие "реновации застроенных территорий" -- и весь город можно рассматривать как потенциальную стройплощадку. В Центральном, Адмиралтейском, Петроградском и Василеостровском районах можно найти такие давно застроенные участки. Скажем, Садовая после Лермонтовского пр., Малый и Чкаловский проспекты на Петроградской стороне.
Кстати, именно на Малом пр., на пересечении с Рыбацкой и Ижорской улицами, уже возводится нечто запредельное по размерам и стилю. Осталось снести все рядом и продолжить ставить вместо домов остекленные металлокаркасы. Здесь, на гигантском пространстве между Малым пр. и Чкаловским, нет выявленных памятников, просто фоновая застройка, находящаяся не в самом лучшем состоянии. Ее крушить -- даже не надо закон нарушать. И обитатели коммуналок будут рады очутиться даже в Колпине, среди исправительно-трудовых учреждений... Это будет уже не избирательная уплотнительная застройка, это будет радикальное решение, которое позволит заново построить Петербург. Здесь можно хоть новые кварталы элитных жилых домов возводить, хоть стадионы...
Кстати, о стадионах. В перспективе есть еще и подготовка к Олимпиаде 2020 года. В. Матвиенко сразу же сказала, что к моменту подачи заявки все олимпийские сооружения должны быть в Петербурге построены -- иначе в конкурсе заявок не победить. А под эту Олимпиаду-2020, напоминающую междупланетный шахматный конгресс в Нью-Васюках, вообще можно одним махом снести полгорода. Ликивдировать все аварийное, сделать реновацию застроенных территорий... Тогда к 2020 году от старого Петербурга могут остаться только избранные остатки на набережных Невы.
Кстати, есть слух, что уже строят новый гигантский завод по переработке старого кирпича в щебень и пыль. Это и есть возможная судьба старого Петербурга -- закончиться в импортных камнедробилках. Единственная надежда на то, что Олимпиада 2014 года в Сочи оттянет инвестиции и временно продлит жизнь старого Петербурга.


* Характерный для тех лет пример -- судьба дома на пересечении Невского пр. и наб. канала Грибоедова (дом 18). Когда в 1965 -- 1966 гг. прокладывали наклонный ход станции метро "Гостиный Двор" (выход на канал Грибоедова), этот дом пошел трещинами, и его решили снести. Когда же его начали ломать, открылась интересная внутренняя структура здания, в том числе многочисленные полукруглые ниши с полукуполами, овальные залы -- то, что характерно для 1770-х гг., то есть для периода раннего классицизма. После сноса дом восстановили, но внутреннюю структуру не восстанавливали, она никого не заинтересовала. Все следы раннего классицизма бесследно исчезли. Фасады при сносе не зафиксировали, и их восстановили по состоянию на XIX век, однако возвели их от сегодняшней нулевой отметки, игнорируя накопившийся культурный слой. Если до сноса этот дом был связан с соседним горизонтальными тягами, оконными проемами, то после создания новодела все эти связи пропали, и дом выпадает из контекста. Это и есть пример утраты подлинности со всеми последствиями.
На самом деле надо было, когда началось разрушение дома, произвести обмеры, созвать экспертный совет и, возможно, принять решение о восстановлении интерьеров 1770-х годов и об открытии фасадов XVIII века. Но ничего этого не сделали. Хотя могли -- например, стоящий напротив "дом Энгельгардта" (Невский пр., 30 / канал Грибоедова, 16), который разрушался дважды -- первый раз во время блокады в 1941 году, второй раз при строительстве станции метро в 1966 году (прямое попадание бомбы и новое строительство в центре города -- это практически одно и то же для зданий), восстановили в тех же вертикальных отметках и тех же габаритах, что были до разрушения (благодарю историка архитектуры М. Н. Микишатьева за предоставленный интересный пример и подробную консультацию).
** См. об этом в составленном мною "Словаре концептов современной архитектурно-строительной практики", опубликованном в журнале "Город" ровно год назад -- в No 30 за 2006 год.
*** Мусин А. Е. Вопиющие камни. СПб., 2007. С. 125.
| Михаил Золотоносов |
  ЧИТАЙТЕ в НОМЕРЕ 3
  от 05-02-2007
  В НОМЕРЕ  
Колонка редактора
  СООБРАЖЕНИЯ  
Это просто праздник какой-то
  ВЛАСТЬ  
Вас потряс "Остров"?
Письмо в "Город"
Письмо в "Город"
  СОБЫТИЯ  
Бес Яблока
Петропавловскую крепость отдадут Петербургу
В долгу не останется
Кто ответит за пустой базар
  ПЕРСПЕКТИВЫ  
Кто же нас построит, мы же памятник
  ПРОЦЕССЫ  
Возвращается все, кроме лучших вещей
  ТРУДНОСТИ  
Не читать мне больше интересных книжек
  ПУТЕШЕСТВИЯ  
Полет для небольшого бюджета
  ОПАСЕНИЯ  
Смотрю я на небо и думку гадаю
  КУЛЬТУРА  
Остров Петра и Павла
Жизнь есть сон
  ЛЮДИ  
А у него толчковая - левая
  СПОРТ  
Распорядитель танцев
Бей своих, чтобы чужие боялись
  НЕ ВЫРУБИШЬ!  
Семейная сага
  В СВОЕМ РЕПЕРТУАРЕ  
DVD
CD
Выставки
Кино в прокате
К н и г и
Елена Ваенга: день рождения на четыре тысячи гостей
Перекайти-поле
  ТВ-РЕЙТИНГ  
Из жизни воблы
  В КОНЦЕ  
На этой неделе много лет назад
Погода на неделе

Copyright "ГОРОД" ©2002-2003